Слияние (конфлюэнция) как механизм прерывания контакта в теории гештальта

Конфлюэнция (Слияние) (англ. confluence — слияние) — один из  механизмов психологической защиты (прерывания цепи контакта) в теории гештальта. Понятие было введено Фрицем Перлзом.

При конфлюэнции происходит стирание границ между личностью и средой,  затруднено определение собственных чувств и эмоций, а также переживаний других людей.  В состоянии слияния человеку трудно сформировать свои потребности и понять, что для него лично актуально в данный момент. Сложно выделить какое-либо свое переживание как главное и важное.

Человек, который боится близкого контакта с другим, расценивая контакт как угрозу (страх потери, отвержения, обиды, что бросят и т.д.), решает эту проблему или путем слияния с партнером, или, наоборот, максимальным отчуждением.

Отрицательная сторона — слияние убивает индивидуализацию. Свои потребности я не могу удовлетворить, т.к. мне для этого нужно согласие группы или другого.

У человека, для которого слияние становится привычным способом контакта, отделенность вызывает большую тревогу. Он не умеет быть сам по себе, отдельно от кого-то, и в итоге не выстраивает отношения, а буквально прыгает в них, стремясь из-за тревоги «проскочить» постепенное сближение. Он не дает себе возможности присмотреться к другому и права сказать себе: «Нет, мне это не подходит».

Любое «нет» обозначает границы, а в слиянии границы растворены.

В итоге он нередко оказывается в мучительных отношениях, но выйти из них не может, поскольку не умеет существовать отдельно. Он всегда находит систему, в которой можно раствориться. (из книги Психология в кино)

Пример конфлюэнтных отношений в семье

(из лекции Анны Федосовой): Люди не распознают где я, а где другой, границы отсутствуют. Часто входят в комнату, не стучась в дверь. Не знают, где они вечером будут спать -огромная квартира, у каждого м.б. своя комната, но там где ночь застала, там человек и ложится. Дети являются продолжением родителей, им не дают вырасти, упреждая их успех, все делают вместо них. Часто вырастает спасатель в такой семье, дети, нарушая иерархию, становятся спасателями своих родителей. И потом чувствуют себя нужными и живыми когда о ком-то могут заботиться. Если человек, которого они встретили, не обладает какими-то свойствами, они пытаются его инвалидизировать. Речь о собственной ценности и собственной нужности себе не идет. Они эффективны тогда, когда рядом есть тот, кому нужно помогать. Они «причиняют добро», много пассивной агрессии несут в систему».

Сливающиеся родители не дают своим детям самостоятельности.  Они растворяются в детях, путая свою жизнь с жизнью ребенка. «У нас страхи» «Мы плохо учимся». Мама, учащаяся вместе с третьеклассником, сидящая с ним рядом, не дающая возможности совершить ошибку и как-то проявить себя, сетует на то, что сын не самостоятельный и все время все забывает.

Слияние в паре

В этих слиянческих системах не принято обсуждать происходящее. Эпизод абьюза-разрыв-потом примирение, без обсуждения  того, что произошло. Латентный период-накопление энергии-следующий эпизод абьюза. Потому, что не обсуждали то, что это недопустимо. Долгое молчание, слова «у нас все норм».  Люди о себе не заявляют и отказываются от своих потребностей.

«Слитая пара, в которой у партнеров все общее и нет личных границ, обладает железобетонными границами по отношению к внешнему миру. В их отношения ничто не может проникнуть извне, и ничто из их пары не просочится наружу. А это значит, что о тяжелом насилии в семье зачастую не знает никто из окружающих. Снаружи все выглядит романтично: супруги все время и везде вместе, ну просто два влюбленных голубка!

Типичный пример такой пары – Селеста и Перри Райты из сериала «Большая маленькая ложь». Весь городок завидует их семейному счастью, а тем временем внутри семьи разворачивается настоящая трагедия: он избивает ее снова и снова, она страдает, но не может уйти, и происходящее возбуждает обоих. Супруги мучают друг друга, но никак не могут расстаться, снова и снова проходя круги ада в заточении душного слияния.» (из книги Психология в кино«)

Сегодняшняя модель брака с библейских времен- модель слияния. Двое становятся одним, пока смерть не разлучит их.  Оба дают психотическое обещание, становясь на ковер в загсе или в церкви, что я буду с тобой до конца своих дней. Но откуда  мы можем знать, что будет завтра?

Потом людей начинают преследовать страхи, например, страх потери партнера. Например, он хочет дистанцироваться, заняться своими делами после медового месяца. Мы боимся, что мы его утратим и пытаемся вернуть его назад. Шизоидная дилемма: человеку нужно быть с кем-то и при этом думать «кто я», «хочу ли» . И тогда выход -слиться с партнером, потерять чувствительность, хотеть, как он.  Так дети теряют чувствительность, идентифицируясь с агрессором, потом учито им некуда уйти. Соответственно, чтобы выжить, они должны дисенсилибизироваться.

Слияние в кино

Из книги Психология в кино

«1984», «451 градус по Фаренгейту», «Бразилия», «Матрица», «Лобстер», «Рассказ служанки» и многие другие фильмы и сериалы построены на арке выхода из слияния. Причем такой тип историй будет вызывать резонанс не только среди зрителей стран с тоталитарным прошлым. Борьба с диктаторским режимом или монолитной бездушной системой – символическая проекция конфликта сепарации ребенка от родителя, который актуален для каждого из нас. Любая власть – это родительская фигура.

Ярким примером патологических последствий слитых отношений является также драма, разворачивающаяся в «Пианистке» Михаэля Ханеке. Героиня Изабель Юппер находится в удушливых слитых отношениях с собственной матерью, с которой она до сих пор спит в одной кровати, несмотря на далеко не юный возраст. Не реализованная годами сепарационная агрессия разрывает героиню изнутри – она режет свое тело, причиняет физический вред другим, вступает со юным учеником в патологические отношения, построенные на насилии и самоповреждении.

Слияние в психологических группах.

(из лекции К.Логинова и М.Пестова).

Ужаснее страха смерти страх отделения от стада. С. КЬЕРКЕГОР

Один из участников говорит: я выражу негатив к кому-то, и либо мне будет плохо, либо он обидится, и я буду нести за него ответственность. Поэтому мне нужно ко всем ровно относиться. Мои переживания будут такими сильными, что человек провалится в травму.  Нет границ.

Конфлюенция на группе так же поддерживает чувство сопричастности. Ведь если слияния нет, то при контакте один участник может отвергнуть другого, не испытывать к нему интереса. Отвержение болезненно, и чтобы не испытывать его, в группе поддерживается конфлюенция.

Есть группы, склонные к слиянию, проводят достаточно много вместе вне группы, ходят на вечеринки. Если кого-то позабыли, долго человека ждут.  И как следствие любое разрушение слияния будет сопровождаться раздражением -что ты не такой, как я? В группе обнаруживаются различия и возникает раздражение, недовольство.  Например, кто-то из группы выделяется и что-то делает для себя, и это группой рассматривается как агрессивное действие (все долго обсуждали, как делить торт поровну, а один подошел и взял себе кусок)).

Слияние так же обеспечивает существование на низком энергетическом уровне. Например, если группе надо выбирать тему, тренера, деятельность, то при слиянии с группой человек идет за группой. Правда, ему приходится обнаружить себя там, где он  вроде бы не хотел оказаться. Но зато не надо брать на себя ответственность.

 

Проявление слияния у клиента:

1. Избегает собственных переживаний, часто употребляет местоимение «МЫ».

«Мы с сыном не поступили в вуз, не хватило баллов».

2. Не терпит переживаний различий в своей структуре личности и другой личности. Характерно наличие убежденности, что мысли другого совпадают с его мыслями и он может их угадывать.

Патологическое слияние имеет также серьезные социальные последствия. В слиянии человек требует сходства и отказывается терпеть какие бы то ни было различия. Мы часто видим это у родителей, которые считают детей продолжением себя. Такие родители отказываются признавать, что дети не могут не отличаться от них хотя бы в каких-то отношениях. И если дети не поддерживают слияния и не отождествляются с требованиями родителей, их ожидает отвержение и отъединение: «Я не буду любить такого отвратительного ребенка!»

 

Работа с конфлюенцией (слиянием) в терапии (Третьяк Л.Л.)

Механизм прерывания «конфлюенция» —  часто проявляется в неспособности выделить что-либо, эмоцию из поля (слияние с эмоцией), слияние с потребностью (непонимание, чего человек хочет). И во многом перевод из «пациентской» позиции в сотрудничество, взаимодействие – это работа с конфлюенцией.

Формулировка, чего человек хочет, чего добивается, какие цели перед собой ставит, все это присутствует в начале любого курса терапии и любых терапевтических отношений – какую роль он хочет занимать, как он представляет роль терапевта, как будет устроена работа. Без этого не стоит начинать терапевтический процесс, лечить «без запроса». Альянс будет работать только тогда, когда запрос будет сам сформулирован клиентом на сознательном уровне.

Для работы с конфлюенцией 1-го типа рекомендованы супрессивные техники – это фокусировка «фигуры сессии» через детализацию событий фона, фокусирование, вопросы, направленные на распознание актуальной потребности – что ты чувствуешь? (вопрос, выводящий из слияния с эмоцией, чего  хочешь в настоящий момент времени?

Тут очень важно следить за этим на протяжении сессии, для того чтоб это была взаимная работа. Так же немаловажным является вышеописанная работа по челночному  связыванию – мы начали с этого, пришли к этому и так далее, — это то, что помогает клиенту сфокусировать фигуру сессии (что то похожее есть в терапии Л.Люборски-центральная конфликтная тема отношений).

Рекомендации по работе с конфлюенцией

Из книги Гештальт-терапия шаг за шагом.

Здоровый человек свободно передвигается по континууму от полного слияния (например, во время секса) к обособлению (чтобы расслабиться или помедитировать). Если же человек застревает на какой-то стадии, у него явные проблемы либо с привязанностью, либо с обособлением. Так, человек, который боится близкого контакта с другим, расценивая контакт как угрозу (страх потери, отвержения, обиды, что бросят и т.д.), решает эту проблему или путѐм слияния с партнѐром, или, наоборот, максимальным отчуждением.

Пример клиента в слиянии

Наоми, описывая свои трудности в общении с мужем, внимательно смотрит терапевту в глаза. Она часто вздыхает и время от времени выдаѐт реплики, которые явно нуждаются в расшифровке. Иногда она не договаривает предложения, словно приглашая терапевта завершить их. В эти моменты она улыбается, как бы подбадривая терапевта.

Наоми. Раньше мы с мужем очень любили проводить время вместе, мы не расставались ни на минуту, но сейчас… (выжидающе смотрит на терапевта)

Терапевт. Сейчас всѐ изменилось?

Наоми. Да — теперь мы постоянно спорим. Раньше мы всѐ обсуждали, а теперь… Это просто невыносимо…

Терапевт. То есть теперь вы не обсуждаете спорные вопросы?

Наоми. Ну да. Раньше мы никогда не ссорились, наши мнения всегда совпадали — как в общем, так и в мелочах, а сейчас…

Терапевт. То есть вы хотите сказать, что раньше у вас не было поводов для ссор?

Наоми. И правда! Никогда об этом не задумывалась!

(Здесь у терапевта появилось ощущение, что он не справляется. Он так и не понял, в чѐм проблема Наоми, но при этом разговор вроде бы шѐл гладко. Тогда терапевт поинтересовался, часто ли Наоми такое случается в реальной жизни).

Клиент, склонный к слиянию, обычно ведѐт себя, как будто его собеседник — часть его. Конфлюэнция — это неспособность чувствовать границы между людьми. Конфлюэнтного клиента переполняют чувства и желания другого человека. Он растворяется в другом, и поэтому каждый раз, когда наступает отделение, очень переживает или испытывает сильный страх.

Задачи терапевта:

  • Следите за тем, чтобы клиент употреблял местоимение «я» вместо «мы».
  • Важно, чтобы вы сами соблюдали этот принцип. Например: «Когда я вас слушаю, мне грустно. А что чувствуете вы?» или «Я сижу в кресле, вы сидите напротив меня. Что бы вы хотели от меня получить?»
  • Постоянно подчѐркивайте сходное и различное: «Я вижу, что вы согласны с этим/чувствуете то же самое, но вы не согласны с тем/не чувствуете то же самое, когда…».
  • Выясните, есть ли у клиента страх отделения, поделитесь своими чувствами по поводу окончания отношений и расставания.
  • Когда вы выбираете, что делать дальше, предложите клиенту разделить с вами ответственность, расскажите ему, что вы видите, и какие идеи у вас есть относительно продолжения сессии. Спросите, что клиенту больше по душе, нет ли у него собственных идей. Цель такой интервенции — показать, что в кабинете присутствуют два разных человека.

Резюме.

Символический смысл: «Я и ты -единое целое. Нет границы между тобой и мной.»

Символический образ слияния: сиамские близнецы, двое влюбленных.

Вербальные индикаторы: Я заменяется на МЫ.

Невербальные индикаторы: синхронизация поз, сокращение дистанции.

Что происходит с возбуждением, направленным на достижение контакта: Уровень возбуждения низкий, т.к. есть иллюзия что контакт происходит

Действия терапевта: эксперименты с осознанием своих и чужих границ. Эксперименты с расстоянием. Свобода в движениях и позах.

Адаптационный смысл слияния:Экономия, восстановление энергии. Усиливается чувство защищенности.

Проверьте себя, находитесь ли вы в слиянии:

1. Потеря себя в близких отношениях: предугадывание желаний, отслеживание поведения партнера, чтобы ему угодить, беспокойство о том, что о вас думают.

2. Негативное влияние настроения другого на ваше настроение и отношение к себе.

3. Оценка собственной ценности по внешним критериям: похвала, образование, деньги, соц. статус.

4. Бессознательные детские реакции на основе чужих мнений или травм детства: вспышки страха, обиды, боли, злости, но более интенсивные чем ситуация требует.

5. Обвинение других: мы принимаем людей и мир как внешних по отношению к нам, тех кто «делает что-то с нами» вместо того, чтобы осознавать собственное участие в драматических ситуациях и личных проблемах.

6. Самооправдание перед критикой.

7. Необходимость быть всегда правым или постоянно считать себя неправым.

8. Зависимость от других в плане внешнего удобства и эмоционального комфорта.

9. Неспособность делиться или мысли о том, что человек должен каким — то образом возвращать вам отданное.

10. Представление себя праведником или страдальцем, точка зрения — что жизнь полна боли.

11. Навязчивое поведение.

12. Изменение нашей личности или поведения в угоду партнеру.

13. Потребность постоянно кого-то спасать, волноваться за кого — то, чрезмерно включаться в их проблемы

14. Поддержание болезненных жестоких, бессмысленных отношений из страха или нежелания остаться в одиночестве.

Все механизмы прерывания контакта в гештальте (слияние, интроекция, проекция и пр.)

 

Постоянная ссылка на это сообщение: https://www.zagorskaya.info/gestalt-sliyanie/

Яндекс.Метрика