Сопротивление терапевта

Статья для гештальт-терапевтов. Лекция Елены Баевой. Конспект  Марии Загорской.

Терапевт имеет право на сопротивление :) Основная задача  терапевта -научиться выдерживать терапевтический контакт. И навредить терапевту горазд проще, чем клиенту.  Работа терапевта опасна и трудна.  В давние времена была такая шутка, что терапевт последний человек, который уйдет от вас в вашей жизни.

Какие защиты (способы прерывания контакта) есть у терапевта? Те же самые, что и у клиента, только проявляются они по-другому.

Почему возникают сопротивления? Сам терапевтический процесс задуман как приближение людей друг к другу или к определенной теме, феномену. Любое приближение (агрессия) сопровождается повышением энергии. Мы собираемся вдвоем с клиентом или в группе, и по мере приближения, энергия увеличивается. Повышается энергия, скорость, возбуждение и, вследствие этого -сопротивление. Прерывания как защитная реакция позволяет тормозить это возбуждение.  А основная задача гештальт терапии -повышение энергетики. Т.к. основная трансформация у клиента возникает при этом повышении.

Пример: Терапевт задает вопросы, и тем самым препятствует возрастанию возбуждения.  Эти вопросы прерывают эмоциональную идовскую составляющую контакта.  И вопросы являются сопротивлением терапевта -чтобы клиент так интенсивно не возбуждался у него на глазах.  Эти же вопросы могут оказаться способствующими контакту. Например, когда клиент забалтывает какую-то тему, вопрос «что ты сейчас имеешь в виду», способствует развитию контакта.  И необходимо учиться отличать одно от другого.

Например, также, будет ли сопротивлением дистанцирование терапевта от клиента, или, наоборот, способствовать развитию отношений и терапии?

Терапевт имеет право на сопротивление также в случаях, когда клиент его «уничтожает» с помощью отыгрывания и отреагированияобесценивания и отвержения.  Задача терапевта -уцелеть. Он выдвигает свои защитные реакции: так со мной не будет, отыгрывание я не поддерживаю,  и в этом месте мы с тобой останавливаемся благодаря моему сопротивлению.  Особенно это важно в том случае, если клиент нарциссически использует терапевта как автомат для выдачи интерпретаций или для слива напряжения.

Терапия это разговор двух людей, задача которого повышение энергетики и две цели: воссоздание психики самого клиента (компенсация травматического опыта) и взаимообмен или обогащение смыслов этого целого я.

Гештальт терапия состоит из двух направлений: психодинамического (опирается на психоаналитическую базу) и феноменологического (концепция «здесь и сейчас» «между мной и тобой»).  В первом случае мы договариваемся с клиентом на сеттинговую терапию — длительную. Во второй мы на одной сессии решаем вопрос клиента, все, что можем. Это как раз тот способ, который предлагал Перлз.

Сопротивления при феноменологическом подходе: слияние, интроекция, проекция, ретрофлексия, эготизм, дефлексия.

Сопротивление при психодинамической терапии-психоаналитические защиты.

Энергия повышается от контакта с другим и его энергии. Обмен информацией и реакцией. Согласие и несогласие клиента.  Желание клиента и терапевта. Все это повышает энергию и защитные реакции.  Контакт может длиться всего доли секунд или вообще не состояться в отдельной сессии.  Возбуждение терапевта повышается, как и у клиента, возникают потребности в сессии. Но профессия терапевта считается токсичной, т.к. терапевт может мастерски замораживать -оттормаживать свои потребности. На это тратится очень много энергии. И при этом нужно реагировать, анализировать и экспериментировать.

Клиент начинает что-то делать с терапевтом:

Сопротивление с помощью слияния.

«Угадай, что я имею в виду».

Клиент хочет, чтобы вы угадывали. Недифференцированно предлагает кучу возбуждения. Невербалика, полувербалика.  «Мне плохо, мне плохо. У меня в жизни столько всего произошло….»

Терапевт может из сопротивления перестать понимать клиента и делать какие-либо усилия.  Например, «стоп, я не понимаю, что ты говоришь».

Как понять, я в сопротивлении или нет? Хорошо отслеживать злость.  Испытать напряжение, понять, что сопротивление существует. Можно молчать и и ждать, когда клиент выдохнется.  Полезно писать в блокноте рефлексию.  При помощи анализа контрпереноса  нужно понять: я в сопротивлении, которое защищает или которое уже прерывает контакт?

Если это не прекращается и носит устойчивый характер, я предъявляю это клиенту.  Например, я постоянно засыпаю, слушая его.  В описательном виде.  Не обвиняя и упрекая.  Это носит характер интерпретации. И тут можно предложить эксперимент.  Если терапевт умалчивает о своем состоянии, он прячет бесценный материал. Но и не нужно предъявлять это состояние как некую данность, с которой что-то должен сделать клиент. «Я на тебя злюсь» — самое неоконченное предложение. Или «я к тебе испытываю нежность». Лучше говорить, за что, описать, говорить конкретно.  «Я испытываю нежность и я бы хотела… готова ли ты… нужна ли тебе моя нежность, злость, растерянность, желание».

Молчание клиента на сессии.

У каждого терапевта своя реакция на молчание клиента, но напряжение одно. Если вы терапевт, у которого в преконтакте молчащий клиент не вызывает сопротивления, идите на супервизию. Клиент может молчать из разных соображений, не только в случае, если он попал в довербальную травму.

Если терапевт начинает разговаривать во время молчания клиента -от тревоги или от злости или от страха  -отвлекающее, развлекающее -это прерывает контакт.

Терапевт может сделать усилие и начать говорить о своих фантазиях, о чем молчит клиент, это может способствовать возврату в контакт.  А может и нет.

«Умерщвление терапевта»

Клиент может умерщвлять терапевта. «В контакте может быть жив только один». Я разговариваю -ты сидишь, не дышишь, не шевелишься.  Терапевт может начать двигаться, рука его тянется к телефону, может начать пить чай, что-то начать много писать.   Это сопротивление терапевта и хорошо бы его проанализировать. И предъявить клиенту. И тут нужно смотреть, как мы предъявляем это клиенту: достраивая его целостность или «спасаясь».

Нарушение клиентом сеттинга

Слиянческие клиенты будут грозить безграничностью и испытывать терапевта на всемогущество.  Они могут предлагать клиенту свою безграничность -переносить время, получить полную сессию при опоздании, воспринимать терапевта как всемогущую фигуру, которая все выдержит.

Если терапевт слишком суров в сеттинге, считает клиента пограничным и начинает моментально его тренировать сеттингом, это м.б. как проявление контактности, так и проявлением сопротивления к работе.  Бесконечное понимание клиента говорит также о том, что терапевт находится в зоне сопротивления.  Если я уже отреагирую свое напряжение с помощью сеттинга, то возможно я в защите. Как определить свои чувства к клиенту? Попробуйте усиленно пофантазировать, что бы вы сделали с клиентом за то, что он так с вами поступает? Используйте глаголы.  И тогда будут понятны чувства к клиенту.

Поддерживающая (не трансформационная) терапия  показана в случае безнадежности клиента и в случае недавно случившегося кризиса или травмы. Поддерживающая терапия должна быть терапевтической стратегией. Нужно понимать, зачем мы идем в регресс.

В феноменологическом подходе задумка Перлза заключалась в том, чтобы ни в каком виде не поддерживать регресс клиента.  Даже «разговор с мамой» со стульями заканчивается взрослой частью клиента.

Инфантильный паттерн поведения клиента

В психодинамическом подходе (длительная терапия) регресс неизбежен. Регрессия возможна только при правильном сеттинге.  Длительная регрессия возможна только при сеттинге 3-4 раза в неделю.  Таким образом, при гештальт терапии регрессия в чистом виде невозможна. Есть инфантильный выгодный паттерн поведения. Если терапевт фрустрирует поведение клиента и тот злится (обвиняет, что его загнали в вину, стыд и алкоголизм), это не регресс. В настоящем регрессе клиент не может испытывать такие эмоции, он беззащитен и тотально уязвлен.

Замалчивание терапевтом проблематики клиента

Формой сопротивления терапевта может быть также замалчивание основной проблематики клиента. Есть смысл поговорить с клиентом о том, над чем можно работать.  Если терапевт не хочет говорить об этом, он играет в игру «всемогущество терапевта». Искусственная регрессиия и созависимые отношения.

Также при отдалении клиента (3 этап отношений -сепарационная тревога), когда клиент готов выйти из отношений, сопротивление терапевта выражается в пугании «без меня ты не справишься» или в бросании клиента на волне своей боли (печаль и покинутость).

Интроецирование клиента -контроль клиентом терапевта

Клиенты, особенно учебные, контролируют терапевтический процесс. Они приходят и рассказывают терапевту, как нужно работать.  Это также процесс из первой зоны, когда клиент как младенец пытается контролировать «плохую маму«. Клиент предлагает терапевту испытать мучения, связанные с обесцениванием.

Сопротивление терапевта краткосрочной терапии

Иногда терапевты хотят длительной терапии с клиентами.  Клиент одновременно хочет знать что делать в ситуативном уровне и что делать с внутренним миром на эту тему.

И терапевт может дать рекомендацию или даже совет, или свою реакцию. Но если терапевт удерживает свою реакцию и терапевт на вопрос клиента «что мне делать с этой ситуацией» «что вы думаете на эту тему» говорит «что ты чувствуешь на эту тему» -это сопротивление терапевта. Ведь запрос клиента был  НЕ в зону осознавания.  Из серии, нога сломана, а человеку говорят «как ты думаешь, какие формы терапии ты хотела бы сейчас принять».

Терапевт в этот момент сопротивляется собственному интроецированию. Это может быть избегание ответственности терапевтом.  Ведь если клиент точно чего-то не знает, терапевт может и даже должен интроецировать клиента.  Интроецирование -процесс обучения в гештальте.

Обесценивание терапевта нарциссическим клиентом.

Нарциссически организованный клиент, чтобы не чувствовать себя плохо рядом с терапевтом, он будет отвергать его предложения.  «Да, я тоже об этом думал» «Да, но», «Вы ничего нового не сказали»

Терапевты нарциссически организованные тяжело это переживают. Защищаться стоит, но так, чтобы не обрывать контакт. «Да, я тоже об этом думал,  у меня получилось так..» — Терапевт может сказать «У нас получилось».  «Это вообще то я тебе это три года рассказывала». Терапевт появляется со своей ценностью.  Обесценивает ли он клиента? Нет. Если клиент будет воспринимать это остро, то мы возвращаемся в зону работы того, что клиент Не целый. Эта интервенция работает также и как диагностика. Когда терапевт появляется в контакте, исчезает ли клиент по принципу «в контакте может быть только один».

Перенос клиента, проецирование на терапевта.

Клиент проецирует — награждает терапевта злостью, агрессивностью, бесчувственностью -всем, что клиент не может в себе принять. Это «расчленение» клиентом терапевта или превращение его в кого-то.

Если терапевту не хочется защититься от этого клиента, ему нужно на супервизию. Терапевту естественно испытывать страх, отвращение и тревогу. Если нет, значит он в слиянии и считает себя всемогущим, материнская фигура убрала личность и превратилась в поле, в землю матушку, которую может топтать клиент.

Ловим чувства, испытываем, анализируем контр перенос, пытаемся отделить свое от клиентского и все равно вносить в контакт. Т.к. это не ваше, клиент пришел именно за этим. Наша задача -вкусить это, прожить и вернуть клиенту.

Проблема также в том, что к сожалению нам подбираются те клиенты, которые попадают в травму терапевта. В кабинете терапевта первым в своих детских травмах должен признаваться терапевт, ведь он о них знает и может говорить.  «Я с детства плохо переношу обесценивание. Мне очень тяжело. Сейчас я тебе скажу: Я тебе не позволю меня обесценивать» Это и защита и интервенция. Так мы позволяем клиенту интроецироваться через идентификацию со мной. Если я такому человеку скажу прямо в глаза -Я тебе не позволю меня обесценивать -я помогу ему найти модель поведения.

Можно признаться клиенту: я сейчас испытала такое защитное ощущение. Как бы выйти из терапевтической позиции. И даже если это будет последняя сессия с этим нарциссическим клиентом, ему это все равно будет максимально полезно. А вас утешит супервизор, ведь вы осознали отреагирование.

Проективная идентификация.  Даже если невозможно это не испытывать, то в следующих сессиях это можно обсудить.

Отвержение клиентом терапевта

Это более зрелые отношения. Это ближе к сепарационному процессу, концу терапии. Здесь мы можем идти к амбивалентности отношений -есть много несогласий друг с другом, переход к диалогу. Терапия может начать носить консультационный характер.

Сон терапевта на сессии

Реакция на умерщвление, контроль, ранние детские психотические реакции клиента. Либо хочется убить клиента, либо он вас убивает. «Я уснула, ты в этом не виноват. Но и я не хотела. Что-то случилось в зоне сопротивлений, у меня есть гипотезы.

Отмена сессий  терапевтом.

Мы работаем над сопротивлениями клиента. Свои сопротивления мы предлагаем анализировать для клиента. Клиент не работает над нашими сопротивлениями. Поэтому если клиент отменяет сессию, терапевт берет деньги за пропущенную сессию. Если терапевт отменяет сессию клиенту, терапевт не платит клиенту! Почему? Потому что клиент не работает над нашими сопротивлениями. А клиент испытывает ту самую желанную агрессию, которую мы будем с ним обсуждать в контакте.

Если терапевт платит клиенту деньги за отмену сессии, которую он отменил, терапевт сопротивляется встрече с агрессией клиента. Ему легче откупиться деньгами. Терапевт избегает работы в зоне агрессии.

Хорошая интервенция -отменить сессию за 10 минут до начала.

Диссоциация терапевта. 

Диссоциативное отсутствие -не включение. Сижу, не сплю. Такое бывает при выгорание или это способ сохраниться. При этом очень многое терапевт воспринимает спокойно. Есть ли здесь контакт? Нет, температура в контакте не повышается. В этом случае фоновое присутствие терапевта — в полюсе «отсутствующего отца».

Пяти уровневая модель невроза по Перлзу.

1.Фальш self

(уровень формальных идентификаций в нашем нарциссическом обществе). Терапевт от своей ярости становится очень вежливым, услужливым и формальным.

2.Фобический уровень.

Клиент боится отвержения обществом, если они будут другими.   У терапевта свое сопротивление -он боится обесценивания и последующего отвержения. Если я чихну, кашляну, встану в туалет, возьмусь за телефон -от меня откажется клиент. «Терапевт боится добавить в топку терапевтического костра свой материал».

3.Тупик.

Безвыходность и трансформационная депрессия.  Клиент ни во что не верит и обвиняет терапевта, что до терапии было лучше.  На этом уровне терапевт боится быть обвиненным и отвергнутым.  Клиент может приносить ретрофлексивные сны, где с ним что-то приключилось. Важно сказать: «конечно, мы к этому шли, это результат. Я в этом участвовала, но я в этом присутствую с тобой.»

4.Имплозия.

Уровень трансформации и смерти. Клиент уже не обвиняет. И на этом уровне сам терапевт чувствует вину. Как прошлый человек умер.  Терапевт всячески предлагает завершить терапию (опаздывает, отменяет). Этот этап перерождения может быть мучительным.  Терапевт может бояться, что придут родственники клиента. Тут важно ходить на супервизию.

5. Эксплозия.

Бабочка из гусеницы. У клиента прорыв и радостный характер. Празднование жизни. Гнев -больше никому не позволю так с собой поступать. Оргазм с жизнью.

Сопротивление терапевта -зависть. Нежелание расстаться с этим праздником. И терапевт может начать выражать сомнение в результатах терапии).

Постоянная ссылка на это сообщение: https://www.zagorskaya.info/soprotivlenie-terapevta/

Яндекс.Метрика