Позиция слушателя терапевта. Тезисы книги

Позиция слушателя-терапевта, Джон Энрайт

 

Как обучаться позициям слушателя.

Для целей обучения вполне возможно предлагать позиции слушания как таковые, без теологии. Посредством сознательного и целенаправленного их применения можно довольно быстро освоить их, выяснить, какие эффекты вызывает та или иная позиция у пациентов. Практическое обучение порождает знание не столько интеллектуальное, сколько «организмическое».  Уровень приобретенного знания подобен тому, который им получаем при обучении езде на велосипеде или игре на пианино.

Рекомендуем студентам какое-то время посвящать целиком тренировкам в одной позиции, не прибегая к другим стилям интервенции, даже если они более уместны в данной ситуации.

 

Нулевая позиция (Позиция 0)

Чем меньше сигналов производит слушатель, тем в большей мере реагирует на них говорящий (пациент). Термин «входные сигналы извне» включает в себя не только слова, но и невербальные средства коммуникации: жесты, выражение лица, мимика, междометия, покашливание и т. д. Терапевт продолжает находиться перед говорящим, но его задача — сохранить в течение всего контакта неизменно спокойное, бесстрастное выражение лица и нейтральную экспрессию позы.

Не следует: опускать голову, сплетать пальцы рук, закладывать ногу за ногу и т. п. Задача слушателя — в максимальной мере сосредоточиться на слушании, ничем не выдавая своей реакции и отношения к услышанному. На первых порах рекомендуется выдерживать эту позицию в течение десяти минут.

Плюсы: Слушатель, избавленный от необходимости проявлять отношение к монологу говорящего, получает возможность лучше слушать. Для некоторых «внутренний шум», связанный с желанием реагировать на слова говорящего, так силен, что они просто не в состоянии внимательно слушать собеседника.

«Не научишься ничего делать хорошо до тех пор, пока не научишься хорошо ничего не делать»

Итоги: Пациент сам приходит к формулировке или точке зрения через 1-2 минуты после того, как слушатель воздержался от высказываний подобных мыслей.

Позиция вовлечения или восприятия интенсивности (позиция 1)

Слушатель принимает свободную открытую позу, подобную позе, используемой в нулевой позиции, и следит в течение речи говорящего прежде всего за собственными внутренними переживаниями, обращая особое внимание на ощущение нарастания и ослабления телесного резонанса с говорящим.

Пример:  Когда я ощущаю телесный резонанс, я сообщаю об этом пациенту, говоря что-нибудь вроде: «До меня дошли ваши слова», — или: «В том, что вы сейчас сказали, я почувствовал напряжение».

Ослабление телесного резонанса открывается не столько в виде телесных реакций, сколько в форме диффузного ощущения, что что-то закончилось, прервалось, которое не локализуется в какой-либо части тела, либо в виде внезапной деконцентрации внимания или «волны скуки». Когда я испытываю что-либо в этом роде, я сообщаю об этом говорящему: «В том, что вы сказали, я почувствовал меньшую интенсивность переживаний», — или: «Это не дошло до меня».

Главная задача слушателя в этой позиции — выключить свой интеллект («компьютер») и работать в режиме регистратора интенсивности речи своего собеседника.  Слушатель должен избегать отвлечения внимания, мыслей о том, что хочет сказать говорящий своими словами; его задача — вслушиваться в поток собственных ощущений, сигнализирующих об интересе или скуке, и сообщать о них собеседнику.

Важно: Слушатель должен отличать свои реакции на содержание высказываний говорящего от своего органического резонанса с реакциями пациента. Это важно для слушателей-терапевтов, особенно, на начальных этапах их деятельности. В это время они часто путают поверхностное волнение говорящего с глубоким органическим вовлечением в речь, которое составляет суть рассматриваемой позиции. Уже само понимание существования такого различия позволяет начать воспринимать его.

«Оставь разум и обратись к своим чувствам»

Позиция «оригинальности» (позиция 2)

Часто говорящий склонен выбирать безопасные, стереотипные формулировки, и мы начинаем находить сходство между выслушиванием некоторых пациентов, контролирующих свои высказывания, и наблюдением за человеком, передвигающимся по минному полю.

Метод 1. Идентификация свежих оригинальных фрагментов  речи клиента  в момент их появления.

«Была ли среди последних ваших фраз хотя бы одна, затронувшая вас в большей мере, чем другие? Не показалось ли вам, что эта фраза заключила в себе что-то новое? Если да, то давайте продолжим разговор от этого момента, а вы постарайтесь рассказать побольше о том, что вам показалось в этом необычным и новым».

Метод 2. «Лингвистическая деструктурализация»  — блокирование выражений банальных, стереотипных и предпочтение свежих, оригинальных.  Часто я задаю пациенту вопрос, не слишком ли банально звучит произнесенная им фраза. Если да — я прошу его заменить форму выражения его мысли.

«Концепции неподвижны, а жизнь — текуча».

Отражающее слушание (позиция 3)

Если говорящий пытается выразить не совсем ясные для себя вещи и получает отражение (повтор) своих слов, причем слушатель никак не меняет структуру высказывания и не вводит в него «шум», то для говорящего становится яснее то, что он старался выразить.

Задача. Из каждого фрагмента монолога говорящего слушатель выбирает и повторяет то, что по его мнению является центральным ядром фрагмента, его цитирующим началом, будь то выраженное чувство или какая-либо идея. Все ключевые слова должны быть сохранены в неизменном виде.

Широко известны два варианта позиции отражения: «активное слушание» и «недирективное консультирование». Одним из прекурсоров позиции был Карл Роджерс.

Сознательное слушание (позиция 4)

Для коммуникации в этой позиции необходимо только сознание.

Простейший образ действия терапевта в этой позиции: в момент, когда речь говорящего становится бессвязной или в ней появляются противоречия, слушатель задает вопрос: «Что с вами сейчас происходит?» Слово «происходит» выбрано как намеренно неконкретное, а сам вопрос допускает неоднозначное толкование. Он может относиться как к вербальной продукции, так и к телесно-эмоциональным реакциям. В результате говорящий побуждается к более широкому охвату сознанием своих актуальных переживаний и действий.

«Чего вы хотите добиться?», «Что вы ожидаете от этого?», «Что вы избегаете?» или «Почему (с какой целью) вы это сказали (сделали)?»

Другой образ действий терапевта в рассматриваемой позиции — это использование континуума сознания.

Важно: В обычной ситуации психологического консультирования слушатель-терапевт решает две взаимосвязанные задачи: он должен решить, когда что-либо сказать и что сказать. Вопрос типа «Что с вами происходит?» или другой вопрос, сформулированный столь же неопределенно, снимает вторую задачу (о содержании вопроса) и позволяет сосредоточиться на тщательном наблюдении и выборе времени для вопросов. Это упражнение дает слушателю время и возможность повысить свою сензитивность к пациенту и отключиться от проекций на него собственных мотивов, ценностей и состояний.

Позиция ответственности (позиция 5)

— Мы просим пациента описывать события так, чтобы становился ясным его личный вклад в их развитие.

Данную позицию легче использовать, если предварительно познакомить его с понятиями инпута, ответственности и активности, но и общение с «непосвященным» пациентом не представляет особых трудностей. Мы просим или рекомендуем пациенту описывать происшедшие и происходящие события таким образом, чтобы в каждом случае становилось ясным, каков был в них его инпут — его вклад в сами события или в то, что именно эти, события он выбрал в качестве темы разговора.

Два главных оборота, используемые терапевтом в этой позиции: «Не могли бы вы еще раз сказать то, что вы только что сказали, но с большей ответственностью?» и «Расскажите, пожалуйста, еще раз об этом событии, уделяя больше внимания вашему вкладу в его развитие (инпут)».

Пример:

Пациент: На работе у меня создалась невыносимая обстановка и в конце концов я был уволен (вышвырнут с работы).

Терапевт: Не могли бы вы сказать это еще раз, выявив ваше участие в происшедшем?

Пациент: Шеф объявил мне, что я должен вести финансовую отчетность по еще одному проекту помимо того, который я уже обслуживал, поэтому я ему сказал, что не хочу этого делать и он меня уволил.

Терапевт: Не могли бы вы сосредоточиться на этом «поэтому» и определить свой вклад в происшедшем?»

ВНИМАНИЕ: это тонкий и важный момент — слово «поэтому» предполагает непосредственную причинно-следственную связь, что источником действия «я ему сказала, что не хочу этого делать» было новое служебное поручение. В действительности же источником его была оценка пациентом этого поручения.

Пациент: Ну, мне не хотелось брать на себя дополнительные обязанности, поэтому я так сказал.

ВНИМАНИЕ: теперь пациент позволяет предположить, что причиной действий было его желание или нежелание. На практике мы можем приостановить свою интервенцию в любой момент, но с точки зрения «чистой» позиции ответственности мы должны и дальше зондировать слово «поэтому» до тех пор, пока не дойдем до утверждения, что в данной ситуации пациент решил уйти с этой работы, причем уйти таким образом, чтобы иметь возможность говорить, что его уволили (вышвырнули с работы).

Слушателю-терапевту следует немало потрудиться, чтобы развить в себе способность чувствовать действительную свою активность и личное участие (input) в собственной жизни, если он хочет научиться использовать эти понятия в отношении других; не сможет понять ситуацию, увидеть личное участие пациента тот, кто принимает его версию о том, что он стал жертвой обстоятельств.

Позиция раскрытия (позиция 6)

6/1/ раскрытие своего прошлого слушателем-терапевтом

Во время рассказа пациента терапевт отслеживает воспоминания собственной жизни и, если они увязываются с обсуждаемой проблемой, рассказывает о них говорящему более или менее подробно. Подобие должно заключаться не в сходстве внешних обстоятельств ситуаций, а в глубокой идентичности значений и чувств.

Люди испытывают облегчение и укрепляются духом своим, когда видят, что ситуация, казавшаяся безнадежной, нашла разумное разрешение в чьей-то жизни.

6/2/раскрытие актуальных (сейчас и здесь) чувств слушателя

Слушатель непосредственно сообщает говорящему о чувствах, испытываемых им «здесь и сейчас», формулируя высказывания от первого лица в настоящем времени. Терапевт может в любой момент прервать пациента, чтобы сообщить ему о своих эмоциональных реакциях: «Мне стало скучно», «Теперь мне чрезвычайно интересно то, что вы говорите», «Я теряю терпение» и т. д. Весьма важно, чтобы высказываемые чувства были искренни, полны (ничто не замалчивается) и чтобы слушатель никоим образом не приписывал пациенту ответственности за возникновение у него тех или иных чувств.

Экзистенциальная позиция (позиция 7)

Идея: Открытие пациентом факта, что его точка зрения является лишь точкой зрения, а не реальностью, часто приводит к снятию (а не решению) проблемы. Достаточно того, чтобы само собой разумеющееся стало предметом критического осознания.

Пример: Одна из пациенток сказала как-то с отчетливо выраженной неприязнью: «Мой бывший муж даже не помогал мне при ходьбе, когда мы отправлялись куда-нибудь вдвоем». Для того, чтобы составить такое высказывание, она должна была полагать. что ее экс-муж мог или должен был ей помогать. Когда я спросил у нее: «Вы всерьез думаете, что он должен был это делать?», она выглядела смущенной (этим чувством обычно сопровождается осознание предпосылки), но быстро сориентировалась, что не только не было причин ожидать от него помощи, но она сама не захотела бы принять помощь с его стороны, учитывая их тогдашние отношения.

Принципиальный момент действий терапевта в этой позиции — не выражать сомнений относительно услышанного высказывания и протеста по поводу его содержания. Его задача -установить логические предпосылки высказываний и продемонстрировать их пациенту, чтобы убедиться, что он их полностью принимает, или чтобы дать ему возможность выявить самому противоречия в своих рассуждениях.

Важно: Способность использовать рассматриваемую позицию на практике зависит от того, насколько сам терапевт способен выявлять в собственных словах скрытые предпосылки. Если у терапевта и пациента есть общий набор недоступных сознанию установок, их сотрудничество в данной позиции будет невозможным.

Позиция совершенствования (позиция 8)

Тот, кто в своей жизни в каком-то смысле «сошел с дистанции», может стараться «вернуться на дистанцию», размышляя и говоря о своей ситуации. Потребность сохранить привлекательность своего образа для окружающих может побудить пациента сделать свое поведение и слова «совершенными». Все это существенно затрудняет его дела.

Как выполнять: Каждое высказывание пациента, сделанное в негативном тоне, изолируется от системы сравнения, в котором оно имеет негативную окраску, и перемещается в другую систему соотнесения, в которой можно увидеть его позитивные стороны.

Пример:  Пациент: Мне неприятно, что я выражаюсь так путано, не ясно.

Терапевт: Это замечательно, что вы заботитесь о ясности мысли, хотя еще не до конца разобрались в своей ситуации.

Пациент: Я боюсь, что мне никогда не удастся выразиться по этому поводу яснее.

Терапевт: В вашем положении выражать такие опасения -это требует немало смелости!

Итог: У пациента должна появиться возможность выбора, чтобы он убедился, что у него больше свободы интерпретации, чем он предполагал; если, например, пациент считает повышенное беспокойство своей проблемой, то терапевт в рамках позиции совершенствования может высказать предположение, что при взглядах пациента на мир и окружающие его опасности его повышенное беспокойство логически оправдано. В этом случае исчезает, по крайней мере, «беспокойство по поводу беспокойства» и пациент остается наедине со своей фундаментальной проблемой.

 

Как выбирать позицию слушателя?

Не бывает так, что терапевт имеет «под рукой» все позиции и выбирает из них нужную в конкретной ситуации. Скорее слушатель сам становится этими позициями или же они становятся его частью, которая в соответствующей ситуации проявляется в виде интенций. В японском искусстве самообороны айкидо именно так представляют отдельные приемы и всю их совокупность (ката). Там не обучают отдельным приемам в связи с их использованием в той или иной ситуации нападения на обороняющегося («слушателя»).  Абсурдно говорить о сознательном выборе техники самообороны, когда вы подверглись внезапному нападению. Не менее абсурдно рассчитывать на возможность выбора психотерапевтического приема в момент выслушивания пациента. Вместо этого учителя айкидо побуждают учеников столь долго и углубленно отрабатывать и изучать приемы, что их исполнение становится свободным, плавным и спонтанным, а в ситуации нападения делается попросту то, что делается.

Как слушатель бессознательно влияет на говорящего.

Слово «слушать» предполагает принятие пассивной роли, а «процесс слушания» намекает на некую активность. Слушатель влияет на говорящего посредством возможных реплик, интонаций и тембра голоса, мимики, позы и множества других средств, использование которых, как правило, остается за пределами сознания. Эти явления выражают отношение к процессу слушания, которое имеет слушатель. Я назвал это позицией, с которой происходит слушание. Позиция содержит в себе намерения, результаты, которых хочет добиться слушатель, а также установки в отношении интеракций.

Постоянная ссылка на это сообщение: https://www.zagorskaya.info/pozitsia-slushatelya-terapevta/

Яндекс.Метрика