Гештальт терапия личности с нарциссической ориентацией

Что такое нарциссическая ориентация личности.

Тезисы из статьи Джованни Салониа.

В гештальтистской терминологии нарцисс как тип не присутствует, правильнее было бы говорить о конкретной модальности прерывания цикла контакта, имея в виду ретрофлексию.

То, что мы описываем как нарциссическую ориентацию, психоаналитики назвали бы страхом симбиоза.  Нарциссических субъектов пугают здоровые отношения: им страшно поддерживать здоровую конфлюэнцию. Это также является причиной того, почему невозможно успешно провести психоанализ нарциссических пациентов: они не могут выдержать здоровую интроекцию, которая, опять же, требует здоровой конфлюэнции. В гештальт терапии мы не ищем и не хотим интроэкции.

Человек нарциссической ориентации также может фантастически описать меня, терапевта, или самого себя, но не может вымолвить «мы».

Проблема нарциссического клиента в том, что он не может принять от терапевта то, что ему самому неизвестно. С технической точки зрения полезно как можно чаще использовать «мы» (Что мы можем сделать?)

С точки зрения И.Фромма, нарциссизм в гештальттерапии привязан к конкретному прерыванию контакта, а именно к ретрофлексии. Организм полностью вовлечен во взаимодействие со средой, но в момент, когда ему нужно отдаться «финальному контакту», он блокируется болью и тревогой: вместо того, чтобы быть направленным в сторону среды, активированная энергия направляется на самого себя. Это прерывание провоцирует возникновение чувства неудачи и злости.  Финальный жест, который мог бы означать согласие на полноту переживания, отсутствует. Этот тип нарциссического страдания происходит из-за того, что у него была конфлюэнтная мать, которая покинула и оставила его слишком рано: это класссический ретрофлексивный тип нарциссической ориентации.

Есть еще два типа нарциссической личности: у одного никогда не было конфлюэнтной матери —аутистический тип, у другого мать была чрезмерно конфлюэнтна и оставила его слишком поздно —конфлюэнтный тип. Здесь рассматривается только тип №1.

История семьи нарцисса

Эффективная терапия заключается в том, чтобы описать и выявить в истории  прошлого такую семейную динамику, в которой был приобретен механизм прерывания.

В семье ретрофлексивного нарцисса был нарушен альянс между одним из родителей и ребенком, они исключают второго родителя, либо противостоят ему. Родителю достается детский опыт и детская модель поведения, а от ребенка ожидают приобретение взрослого опыта (что провоцирует прерывание его здоровой организмической спонтанности).Родитель отвечал сияющей улыбкой на поведение ребенка, соответствующее его ожиданиям, но впадал в депрессию, если поведение ребенка не соответствовало его потребностям.

Родительские глаза -не постоянный источник света, а узкий прожектор, высвечивающий только поведение, подходящее родителю.

Для того, чтобы непрерывно поддерживать этот свет, ребенок научится жертвовать частями себя и приносить удовлетворение родителю.

Маленький Яромил из новеллы «Жизнь -не здесь» утратил способность выражаться спонтанно, с тех пор, как осознал, что каждая высказанная им фраза оценивается матерью на наличие (улыбка) или отсутствие (растроенное лицо) в ней поэтичности. Мать хотела, чтобы он стал поэтом.

Те части, которые он не может выразить, он переживает как неадекватные, уродливые и омерзительные. За эти жертвы ребенка вознаграждают ложными подтверждениями его границы контакта: ощущением уникальности, грандиозности спасителя (мать возносит его над партнером). Ему всегда было уготовано центральное место, он обязан был знать все на свете.  Он путает привязанность с восхищением («Любовь к себе я чувствовал только тогда, когда мне аплодировали»), он не мог вынести отвержение или отказ, воспринимаемый им как неодобрение всей его личности.

Как нарцисс строит отношения.

Эмоциональная жизнь нарцисса связана с конфлюэнцией (слиянием), и та является источником боязни каждого нового контакта, еще одним опытом удушения и принесения жертвы другому.  Поэтому в своем опыте отношений после фазы удивления и соблазнения нарцисс начинает воспринимать каждую просьбу другого как удушающую, а каждый отказ -как невыносимый. И постарается предложить стиль отношений, в которых он фактически не замечает другого. В каждом виде отношений он не будет питать доверия к среде, считая ее ограниченной и не способной его вместить. Он скажет, что ни в ком не нуждается, и либо уйдет под волну, либо высокомерно отвергнет другого.

Гештальтистская работа с нарциссическими переживаниями.

Психоанализ оказался не подготовлен к  работе с нарциссами: основные интервенции психоаналитического метода — интерпретация и возвращение к первичным отношениям в детстве — неприемлемы для нарциссических пациентов. Они воспринимаются как унизительные, и потому -невыносимые.

Гештальт терапия признана приемлемой моделью: терапевт остается в «здесь и сейчас» отношений и переживаний пациента, помогает пациенту восстановить его здоровую агрессию и оценку опыта, и помогает ему воплотить его отношенческую интенциональность.

Что побуждает нарцисса прийти в терапию? Для него это нелегкое решение. Боль нарциссической личности: я страдаю, но вылечить меня не способен никто. Боль зачастую является результатом депрессии, вызванной профессиональной или романтической неудачей (у мужчин) или паническими атаками (для женщин).

Цель терапевтической работы с нарциссом -восстановление способности вступать в здоровую конфлюэнцию.

Первый этап — выработать и приобрести способность видеть другого и преодолеть мучительную боль принадлежности. Это происходит за счет ретрофлексивной блокировки, когда опыт отношений прерывается из-за боязни доверять. Видеть терапевта как «ты», которому можно доверять, является первым шагом.

Возможен другой путь терапевтического лечения —пациент влюбляется. Влюбленный требует проявления симметричного отношения, отказ терапевта будет воспринят как нечто унизительное. Возвращение в статус пациента разожжет гнев за унижение и обман и будет сопровождаться эпизодами глубокого мучительного страха индивидуации.

Вторая цель работы — научение здоровой конфлюэнции в ассиметричных отношениях. Это предполагает получение помощи таким образом, чтобы не возникло чувство недоверия.

Нарциссический пациент начинает терапию, но не считает себя пациентом. У него есть непоколебимое восприятие среды как чего-то малого и не способного вместить его.

Он тестирует терапевта с целью увидеть, действительно ли тот отличается от людей, которые о нем заботились в его детстве. Сможет ли терапевт выдержать все его грани, в том числе ранящие?  Он будет выставлять собственные сильные стороны, дискредитируя терапевта или даже выражая презрение к нему. Согласие занимать более низкое положение (пациента) вызывает в нем значительные страдания, а также ощущение крайнего унижения.

Оплата терапии. Момент оплаты у нарциссического клиента неизбежно унизителен. Он попытается о нем забыть, или может сказать что у него денежные проблемы (сообщим при этом о значительной покупке), может попытаться заплатить больше (т.к. не уважает профессионала, требующего такую незначительную оплату) или может ехидно прокомментировать: «какой смысл в желании помочь и получить плату»?)

Также терапевт рискует быть совращенным нарциссом, поддавшись лести.

Проблемы с сеттингом могут возникнуть у нарциссических клиентов -мужчин, из-за нарушения отношений и отсутствия связи с отцовскими фигурами,  предрасположенных к нарушению правил.

Если терапевт минует ловушки соблазнения, неодобрения, презрения, ему удастся сопереживать огромному страданию нарцисса, а также твердо и с уважением установить границы, не прибегая к нотациям и не относясь к клиенту как к капризному ребенку.

Каждое испытание, которое будет проходить терапевт, будет помогать взращивать в пациенте надежду, что они сможет доверять и заслуживать доверие.

В процессе работы приоритет отдается переживаниям чувств, которые относятся к неадекватности (унижение, бессилие, конкуренция). После выражения неодобрения и даже ненависти пациент начинает чувствовать благодарность к терапевту, который его поддержал и рискует поделиться своим опытом унижения.

Работа в терапии  над id функцией нарцисса. Нарушение id функции обычно проявляется в десенсибилизации и ретрофлексии, что вызывает хроническое телесное напряжение. Самопожертвование частями своего self  в прошлом означает утрату контакта со своим телом.

Чтобы восстановить id функцию, возможно, полезно начать с приглашения пациенту сконцентрироваться на его собственном теле.  В процессе слушания самого себя, он постепенно вступит в контакт с теми частями, которые были нежелательными для родительской фигуры и поэтому считались грязными, отвратительными и унизительными. В конечном счете он заявит: это я! уже без грандиозного тона, а с мудрой грустью человека,который обнаружил свои собственные границы. Когда эти границы будут признаны собственными, они утратят свою непривлекательность и позволят в большей мере ощутить свою целостность.

Когда человек нарциссической ориентации откроет самого себя, мечта его матери о нем умрет вместе с его образом его матери. С познанием самого себя умирает мечта и умирает образ. Но его тело вновь наполнится: выразив так много гнева, он научится силе слабости, невозмутимости, спокойным и нежным жестам. После «смерти» идеализируемого родителя, к которой он был привязан искаженной конфлюенцией, начнется оживление тела другого родителя: ранее презираемое тело отца и матери возникнет с новой силой, открывая ему переживание тела, всегда присутствовавшего, но всегда отвергаемого или, точнее, ретрофлексируемого. На этот раз терапевт и пациент будут уже в полной мере готовы к работе над ретрофлексией.

Работа с нарциссической личностью надо ретрофлексией.  Для того, чтобы повысить чувствительность пациента к его ретрофлексивной манере, можно начать (за несколько минут до окончания сессии) с вопроса к пациенту о том, какое слово он не сказал, какой жест он не сделал, какое требование не предъявил. Ответы на эти вопросы предоставят драгоценную информацию об опыте, который вызвал у пациента наибольшее чувство неловкости и беспокойства.

Фромм предлагает стратегию: предложить пациенту припомнить мечты, которые у него возникали во время сессии. Часто это ведет к работе над ретрофлексивным опытом.

Терапевту необходимо отметить микро-движения (стреляющие глаза, стиснутые челюсти, закусывание губ), которые выражают короткое замыкание ретрофлексии между потребностью и тревогой, связанными с самовыражением.

Как напоминает нам Перлз, скука и отсутствие тем для разговора часто отражает затруднения человека в выносе тем, касающихся отношений, на внешнюю границу контакта (агрессивность по отношению к терапевту, восприятие просьб как чего-то унизительного, страх оказаться недооцененным). Время от времени пациент начинает говорить о драматических вещах в последние минуты сессии. Это означает, что у него сохраняется страх доверия терапевту.

Для разворачивания ретрофлексии важно создать условия, при которых пациент чувствует себя защищенным от неодобрения, унижения и разочарования. Пациенту нужно почувствовать своего терапевта как «большую Среду«, способную обеспечить ему контейнирование, в то время как Среда не требует контейнирования.

Недвусмысленным признаком разворачивания ретрофлексии, раскрепощения и достижения полного контакта, будет несдерживаемое чувство благодарности, выражаемое глазами и губами пациента. Фромм замечает, что нарциссические пациенты не знают, как сказать спасибо. («Спасибо» означало бы признание факта получения чего-либо от другого)

Отношения между терапевтом и нарциссическим клиентом. Особенностью нарциссизма является отсутствие веры в отношения и, в частности, в отношения с целью оказания помощи.

Любой человек, выросший с мыслью, что он самый лучший, не знает, как просить. Особенность нарцисса в том, что он ранит сам себя, обращаясь за терапевтической помощью. По этой причине отношения «терапевт-клиент» являются настоящей проблемой.

Особенность терапевтических отношений с нарциссом является половая идентичность. Хотя  требования отца к своей дочери направлены в сторону отречения от фактического женского тела, т.е. чтобы она оставалась «маленькой девочкой» или «воспитывала в себе мужеподобные черты». Отношения между матерью и сыном не обязательно предусматривают такого рода требования.

Терапевтические отношения будут развиваться на двух функциональных уровнях. Базовый уровень — работа над фобией «Мы».  Если такого пациента спросить «Как продвигается терапия?» Он ответит: «Я собой доволен» или «Я проделываю довольно большую работу».  По прошествии нескольких месяцев он может сказать «Я у тебя учусь». Научить восприятию «Ты» как фигуры и способности сказать «Мы славно трудимся» -высшая точка, которую можно достичь с любых терапевтических отношениях с нарциссом.

В случае ситуации, когда мужчина-пациент влюбляется в женщину терапевта, у пациента возникает боязнь индивидуации. «Нет» сказанное терапевтом (которое вылечивает presonality функцию), позволяет пациенту пройти через весь спектр чувств гнева, боли, отверженности и исключения. Это научит его тому, как оставаться любимым в здоровой конфлюэнции, это начит его зрелой функции отсутствия власти над другим и чувству целостности в признании границ personality-функции.

Завершение терапии у клиента с нарциссической ориентацией.

На уровне Personality:

  • перемена в восприятии родителя,  с которым был нарциссический альянс, и который становится не идеализируемым образом, а живым телом;
  • оживление тела презираемого или игнорируемого родителя, или, скорее, частей собственного тела, связанных с телом родителя.
  • реинтеграция с телами братьев и сестер после познания чувства полноты, полученного из опыта совместной центральности (Я в центре, но с другими)
  • полный и спокойный опыт пребывания на своем собственном месте в переплетении тел и отношений.

На уровне ID функции:

  • восстановление способности чувствовать и наполнять собственное тело
  • принятие ограничений (от экскрементов до физиологии, от усталости до болезни)
  • осознавание телесных потребностей
  • способность чувствовать эмпатию по отношению к телам других и их потребностям.

На уровне цикла контакта:

  • способность уступить и пойти на контакт
  • восприятие многообразия (инаковости, биографии) как не являющегося препятствием
  • принятие отказа другого как уважение инаковости, не препятствующей близости
  • ощущение своего опыта как уникального, но не единственно существующего
  • признание зависимости, знания, что можно спрашивать, не унижаясь при этом.
  • способность обмениваться возражениями и не уходить от конфронтации.
  • ощущение энергии переживаний, которых пациент всегда старался избегать: хрупкость, ординарность, стеснительность при вступлении в контакт с детскими частями самого себя.

Читайте также: Нарциссические клиенты в терапии: поведение, изменения. 

Постоянная ссылка на это сообщение: https://www.zagorskaya.info/gestalt-terapia-narciss/

Яндекс.Метрика