Дефлексия как механизм прерывания контакта. Гештальт терапия.

Дефлексия – механизм защиты,  избегания контакта, при котором энергия рассеивается на посторонние разговоры о погоде и природе, шутки, банальные общие фразы, перемещение разговора в другое русло.

Дефлексия это особая форма ретрофлексии, которая заключается в том, чтобы перенаправить свою энергию, отклонив ее от первоначальной цели. Это способ избегания.

Интенсивность контакта уменьшается от долгих разглагольствований, нарочитого вышучивания, избегания прямого взгляда на собеседника. Человек абстрагируется от ситуации, «уходит в себя», меняет адресата агрессии,  отпускает реплики не по существу, произносит банальности или общие фразы, проявляет минимум эмоциональных реакций вместо живого участия.

Это по сути уход от контакта. Отношения похожи на формальные, в них не проявляются эмоции. Так, сотрудник молча сносит нападки начальника, а вернувшись домой, может поругаться с женой или наказать сына.  Человек предпочитает вместо того, чтобы высказать свои эмоции, разбить пепельницу. Или попасть в аварию на автомобиле, чтобы не присутствовать на важной встрече.

Примеры дефлексивной семьи (из лекции Анны Федосовой)Сын приезжает к родителям, его два года не было дома. Он приходит к маме и говорит: Мама, я очень скучал. Мама недавно выписалась из больницы. Она смотрит на него и спрашивает: А что у тебя с прической?

Дефлексирующий родитель очень много читает статей и книг по педагогике и детской психологии. Правда, еще больше книг он покупает и скачивает в интернете, оставляя их непрочитанными. Ему нередко кажется, что вот-вот сейчас он узнает что-то очень важное и после этого станет идеальным родителем.

К сожалению, энергия родителя снова перенаправляется от детей и на практике дефлексирующий родитель свои знания не применяет. Еще одна особенность дефлектора — это его многословность. В длинные и порой скучные другим монологи перенаправляется энергия. Такой родитель может читать ребенку длинные нотации, которые ребенок не воспринимает из-за обилия повторяющейся информации. При этом, родитель не говорит о себе, о своих чувствах. Дети нередко говорят про такие монологи так: «Мама (папа) нудит и нудит. Скукота». Действительно, скукота. Помимо этого, дефлексирующий родитель нередко долго рассказывает о проблемах с ребенком супругу, собственным родителям и знакомым. (Юлия Гусева).

Любая тема, вызывающая тревогу, всегда должна быть размыта. Люди перебивают друг друга, говорят одновременно, кажется, что они не могут говорить о важном, не слышат друг друга. Они гроссмейстерски переводят тему, на погоду, они хотят спокойствия, как и любой человек. А то, что это спокойствие может поколебать, должно быть отвергнуто.

Невротическое высказывание, связанное с дефлексией, может проявляться в форме чрезмерно отвлеченных или чрезмерно абстрактных высказываний. Подобная «игра в туман» имеет изначально приспособительный характер, позволяя снизить остроту переживаний партнера по коммуникации и риск выражения гнева с его стороны.

Кроме того, часто подлинное содержание переживаний неосознанно сдерживается в целях безопасности и заменяется безличностным словом «это». Все это приводит к трудности взаимопонимания с партнерами, взаимному раздражению и межличностным конфликтам.

Дефлексия у клиента

Дефлексия — это уклонение, попытка не обращать внимания на раздражители внутри и вовне, избегание осознавания. Для дефлексии характерна либо блокировка раздражителя, либо переключение внимания на что-то другое. Чаще всего дефлексирующие клиенты уходят от своих чувств и переживаний здесь и сейчас, болтая без умолку, смеясь над собой или постоянно концентрируясь на нуждах окружающих.

Такие клиенты резко меняют тему разговора, когда заходит речь о чѐм-то травмирующем; кажется, что они просто чего-то не видят или не слышат, не понимают или понимают как-то по-своему то, что было им сказано. Суть дефлексии в постоянной борьбе с осознаванием, а это значит, что клиент будет всеми силами сопротивляться вашим интервенциям, как только вы попробуете затронуть больную тему. Дефлексию иногда очень сложно распознать: иногда вы понимаете, что столкнулись именно с этим механизмом только в середине разговора, когда вдруг обнаруживаете, что говорите с клиентом о чѐм-то постороннем и не помните, как вышли на эту тему.

Поэтому в гештальт-подходе клиента побуждают к максимальной конкретизации высказываний — «кому ты сейчас это сообщаешь и адресуешься?», «приведи конкретный пример ситуации беспомощности».  

Если клиент начинает воспроизводить ситуацию подробно, во всех деталях, то способность другого к подлинному сопереживанию увеличивается и возникают возможности выявить работу механизма прерывания в каждой конкретной ситуации.

Дефлексия.Терапия.

В присутствии дефлексирующего клиента у терапевта появляется много энергии, потому что терапевт чувствует раздражение, тревогу или разочарование.

Поэтому всеми силами старайтесь держаться выбранной темы, постоянно предлагая клиенту обращать внимание на то, о чѐм сложно говорить. Например: «Я вижу, что тебе неприятно вспоминать, что тебя усыновили, и ты предпочитаешь вообще об этом не думать» или:

 

Пример работы с дефлексией

Терапевт. Ты действительно думаешь, что она нарочно не обращает на тебя внимания?

Клиент. Ну, она прошла рядом, как и на прошлой неделе. Но уткнулась в свои бумаги.

Терапевт. Ты думаешь, что она нарочно?

Клиент. Не так уж сложно сказать: «Здравствуй». Я просто хочу, чтобы меня замечали.

Терапевт. Я вижу, что ты не отвечаешь на мой вопрос. Я спросил: думаешь ли ты, что она так поступила нарочно?

Клиент (несколько секунд молчит с недовольным видом, затем расслабляется). Да нет… Едва ли. Маловероятно. Наверное, она просто меня не заметила. Думала о чѐм-то своѐм. Но если я не буду злиться на неѐ за невежливость, мне будет гораздо хуже. Она просто не заметила меня. Как будто я — невидимка.

Терапевт. Каково это — быть невидимкой?

Клиент. Ужасно. Это значит, что я никому не нужен, ни для кого не важен.

Терапевт. То есть ваша самооценка зависит от того, замечает она вас или нет?

Вам постоянно придѐтся прерывать процесс дефлексии — тактично, но настойчиво, например: «Остановитесь на минутку…» Только потом вы можете поделиться с клиентом своими наблюдениями: «Я вижу, что каждый раз, когда заходит речь об этом, вы уклоняйтесь от разговора. Так ли это?» Или: «Я вижу, что вы не хотите отвечать на мой вопрос. Вам сложно говорить на эту тему?» Таким образом, с одной стороны, вы признаѐте право клиента не касаться тем, которые он не хочет за¬трагивать, но с другой, помогаете ему осознать механизм дефлексии и проговорить вещи, которые могут оказаться важными.

Действия терапевта: Возвращение к эмоционально значимым переживаниям. Усиление телесной вялости, возникающих вслед за ней напряжения и движений. Творчество.

Терапевт, предлагая группу или клиенту воздерживаться от повествовательности, конфронтирует с ней не путем прямого запрета, а путем вопросов, способствующих осознованию объекта избегания («чего избегаешь сейчас?» «что мешает тебе сказать об этом прямо?»).

Символический смысл дефлексии: Я игнорирую тебя и себя.

Символический образ дефлексии: туман.

Вербальные индикаторы дефлексии: Речь запутана, личные местоимения отсутствуют.

Невербальные индикаторы дефлексии: телесная вялость, отсутствует возбуждение, энергия.

Что происходит с возбуждением, направленным на достижение контакта: Возбуждение меняет свое направление, пока его энергия не иссякнет.

Все механизмы прерывания контакта в гештальте (слияние, интроекция, проекция и пр.)

 

Постоянная ссылка на это сообщение: https://www.zagorskaya.info/deflexia_terapia/

Яндекс.Метрика