Психологические защиты. Первичные защиты.

Тезисы из книги Н.Мак-Вильямс «Психоаналитическая диагностика».

Мак-Вильямс считает термин «защита» крайне неудачным.  Во времена Фрейда термин «защита» имел негативный оттенок, эпитет «защищающийся» звучал как критика.

То, что мы сегодня называем защитой у взрослого, складывается как глобальный, неизбежный и адаптивный способ познания мира.

Защиты имеют множество полезных функций. Они начинаются как здоровые творческие приспособительные реакции и продолжают работать адаптивно в течение всей жизни.

Виды примитивных защит (защит первого порядка):

1.Примитивная изоляция (отстранение).
2.Отрицание.
3.Всемогущий контроль.
4.Примитивная идеализация и обесценивание.
5.Проекция, интроекция и проективная идентификация.
6.Расщепление Эго.
7.Соматизация.
8.Отыгрывание вовне (защитное отреагирование).
9.Сексуализация (инстинктуализация).
10. Примитивная диссоциация.

Функции защиты

Человек, применяющий защиту, обычно пытается бессознательно реализовать одну из двух функций: (1) избежать или справиться с некими мощными чувствами (тревога, горе, стыд, зависть), (2) поддержать самооценку.

Первичные защиты, называемые так же «примитивными», «незрелыми» предполагают границу между человеком и окуржающим миром.

Вторичные защиты — «более зрелые», «продвинутые», «высшего порядка» — работают с границами между Эго и Суперэго и Ид, или между наблюдающей и переживающей частями Эго.

Что такое первичные защиты

Чтобы защита классифицировалась как первичная (primary defensive process), она должна иметь два качества, связанные с довербальной  фазой развития:

  • недостаточный контакт с принципом реальности и
  • недостаточное осознание сепарированности ипостоянства окружающего мира.

 

Примитивные защиты это процессы, посредством которых ребенок естественным способом воспринимает мир.  Эти способы проживания жизни свойственны всем нам, все мы отрицаем, расщепляем, у всех нас есть стремления ко всемогуществу. Пограничная или психотическая личностная структура обусловлена отсутствием зрелых защит, а не наличием примитивных.

Защита 1.

 

1.Примитивная изоляция (отстранение)

(Extreme Withdrawal -англ.)

Ребенок в состоянии чрезмерной стимуляции или дистресса часто засыпает.

Взрослый вариант того же самого явления можно наблюдать у людей, изолирующихся от социальных или межличностных ситуаций и замещающих напряжение, происходящее от взаимодействий с другими, стимуляцией, исходящей от фантазий их внутреннего мира.  Некоторые специалисты предпочитают термин “аутистическое фантазирование”.

Склонность к изоляции может усиливаться вследствие эмоционального вторжения или столкновения с людьми, заботившимися о младенце и приводит к возникновению шизоидного типа личности.

Пример:

Частая жалоба тех, кто сталкивается с таким поведением: «Он просто вертит в руках пульт от телевизора и отказывается отвечать мне».

Главное достоинство этой защитной стратегии — оно не требует искажения реальности, человек просто удаляется от мира.

К удивлению тех, кто считает таких людей безучастными, они оказываются как раз чрезвычайно чувствительными.

Защита 2.

 

2.Отрицание

(Denial -англ)

Еще один способ детей справляться с неприятностями -отрицать, что они происходят.

Первая реакция человека, которому сообщили о смерти близкого: “Нет!”. Эта реакция – отзвук архаического процесса, уходящего корнями в детский эгоцентризм, когда познанием управляет дологическая убежденность: “Если я не признаю этого, значит, это не случилось”.

Люди, для которых отрицание является основопологающей защитой, напоминают героиню книги «Полианна».

Родители  продолжали рожать одного ребенка за другим, хотя уже трое из их отпрысков умерли от того, что любые другие родители, не находящиеся в состоянии отрицания, поняли бы как генетическое нарушение. Они отказывались оплакивать умерших детей, игнорировали страдания двух здоровых сыновей, отвергали советы обратиться в генетическую консультацию и твердили, что происходящее с ними есть воля Бога, знающего их благо лучше их самих.

Большинство людей, чьи чувства уязвлены, в ситуации, когда плакать неуместно или неразумно, более охотно откажутся от своих чувств, чем, полностью их осознавая, подавят слезы сознательным усилием.

Позитивные примеры: Благодаря отрицанию мы можем реалистически предпринять самые эффективные и даже героические действия. Каждая война оставляет нам массу историй о людях, которые “не потеряли головы” в ужасных, смертельно опасных обстоятельствах и в результате спасли себя и своих товарищей.

Негативные примеры: Жена, отрицающая, что избивающий ее муж опасен; алкоголик, настаивающий, что не имеет никаких проблем с алкоголем; мать, игнорирующая свидетельства о сексуальных домогательствах к ее дочери; пожилой человек, не помышляющий об отказе от вождения машины, несмотря на явное ослабление способностей к этому.

В более зрелой защитной форме отрицание, например, заставляет думать, что отвергнувший девушку мужчина на самом деле желал ее, но не был готов посвятить себя полностью (добавляется рационализация).

Клинический вариант отрицаниямания. Пребывая в маниакальном состоянии, люди могут в невероятной степени отрицать свои физические потребности, потребность в сне, финансовые затруднения, личные слабости и даже свою смертность. В то время как депрессия делает совершенно невозможным игнорирование болезненных фактов жизни, мания придает им психологическую незначимость. Люди, для которых отрицание служит основной защитой, маниакальны по своему характеру.  Подробнее читайте про гипертимов.

Защита 3.

 

3.Всемогущий контроль

(Omnipotent Control — англ.)

Для новорожденного мир и собственное “Я” составляют единое целое. Источник всех событий новорожденный воспринимает в некотором смысле как внутренний: если младенцу холодно и заботящийся о нем человек замечает это и как-то его согревает, у ребенка возникает довербальное переживание магического добывания тепла им самим. Осознание того, что контроль находится в отделенных от него других людях, вне его самого, еще не появилось.

На инфантильной стадии первичного всемогущества, или грандиозности, фантазия обладания контролем над миром нормальна. По мере взросления ребенка она на следующей стадии естественным образом трансформируется в идею вторичного, “зависимого” или “производного” всемогущества, когда один из тех, кто первоначально заботится о ребенке, воспринимается как всемогущий (Шандор Ференци, 1913).

Некоторый здоровый остаток этого инфантильного ощущения всемогущества сохраняется во всех нас и поддерживает чувство компетентности и жизненной эффективности.

У некоторых людей потребность испытывать чувство всемогущественного контроля и интерпретировать происходящее с ними как обусловленное их собственной неограниченной властью совершенно непреодолима. Если личность организуется вокруг поиска и переживания удовольствия от ощущения, что она может эффективно проявлять и использовать собственное всемогущество, в связи с чем все этические и практические соображения отходят на второй план, существуют основания рассматривать эту личность как психопатическую  (“социопатическая” и “антисоциальная” – синонимы более позднего происхождения). Социопатия и криминальность – это пересекающиеся, но не идентичные понятия (Бен Бурстен, 1973).

Победа над ближним любой ценой — вот основное занятие и источник удовольствия для индивидов, в личности которых преобладает всемогущественный контроль. Эти люди появляются, например, на ключевых позициях в бизнесе, где требуется рисковать: в политической системе, армии, ЦРУ и в других организациях скрытого воздействия (в коммерции, среди вождей культов и лидеров евангелизма, в рекламной и развлекательной индустриях и во всех сферах, где много власти в чистом виде).

Защита 4.

 

4.Примитивная идеализация и обесценивание.

(Extreme Idealization and Devaluation -англ.)

Маленькому ребенку жизненно необходимо верить в то, что его мамочка и папочка могут защитить его от всех опасностей на свете.

Во взрослом возрасте мы хотим верить, что люди, правящие миром, более мудры и могущественны, чем обычные, подверженные ошибкам и слабостям человеческие существа, но жизнь показывает, что это лишь желание, а не реальность.

Убежденность маленьких детей в том, что их мать или отец способны к сверхчеловеческим деяниям, – великое благо и вместе с тем бедствие родительства.

Пример Мак-Вильямс:  Дочь в возрасте 2,5 лет устроила самый настоящий скандал, когда мать пыталась объяснить ей, что нельзя остановить дождь для того, чтобы она могла пойти купаться.

Все мы склонны к идеализации. Мы несем в себе остатки потребности приписывать особые достоинства и власть людям, от которых эмоционально зависим. Нормальная идеализация является существенным компонентом зрелой любви (Bergmann, 1987).

Деидеализация и обесценивание  -нормальная и важная часть процесса сепарации-индивидуации (иначе дети не уходили бы из отчего дома).

У некоторых людей, однако, потребность идеализировать остается более или менее неизменной еще с младенчества. Они противопоставляют  внутреннему паническому ужасу уверенность в том, что кто-то, к кому они привязаны, всемогущ, всеведущ и бесконечно благосклонен, и психологическое слияние с этим сверхъестественным Другим обеспечивает им безопасность. Они также надеются освободиться от стыда: побочным продуктом идеализации и связанной с ней веры в совершенство является то, что собственные несовершенства переносятся особенно болезненно; слияние с идеализируемым объектом – естественное в этой ситуации лекарство.  Подробнее —нарциссический тип личности.

Примитивное обесценивание – неизбежная оборотная сторона потребности в идеализации. Поскольку в человеческой жизни нет ничего совершенного, архаические пути идеализации неизбежно приводят к разочарованию.

Пример: Мужчина, веривший, что онколог его жены был единственным специалистом по раку, который мог ее исцелить, с наибольшей вероятностью подаст на врача в суд, если болезнь жены все же одержит верх над усилиями доктора.
Защита 5.

 

5.Проекция, интроекция и проективная идентификация.

Projection, Introjection and Projective Identification -англ)

В нормальном младенчестве у ребенка  имеется генерализованное ощущение “самого себя”, тождественное переживанию “всего мира”. Вероятно, младенец, которого мучают колики, субъективно переживает это как “Боль!”, чем как “Что-то внутри меня болит”. Он еще не способен различать внутреннюю боль (колики) и происходящий извне дискомфорт, (давление слишком туго завязанных подгузников). На этом этапе недифференцированности начинают действовать процессы, которые позже в связи с их защитной функцией мы назовем проекцией и интроекцией.

Когда эти процессы работают сообща, они объединяются в единую защиту, называемую проективной идентификацией (=проекция+интроекция).

Проекция – это процесс, в результате которого внутреннее ошибочно воспринимается как приходящее извне. В своих благоприятных и зрелых формах она служит основой эмпатии. Поскольку никто не в состоянии проникнуть в чужую психику, для понимания субъективного мира другого человека мы должны опираться на способность проецировать собственный опыт.

В тех случаях, когда спроецированные позиции серьезно искажают объект или когда спроецированное содержание состоит из отрицаемых и резко негативных частей собственного “Я”, возникают всевозможные проблемы.

Если для человека проекция является основным способом понимания мира и приспосабливания к жизни, можно говорить о параноидном типе личности.

Интроекция —  это процесс, в результате которого идущее извне ошибочно воспринимается как приходящее изнутри. В своих благоприятных формах она ведет к примитивной идентификации со значимыми другими. Маленькие дети вбирают в себя всевозможные позиции, аффекты и формы поведения значимых в их жизни людей.

Пример негативной формы интроекции — “идентификация с агрессором” (А.Фрейд, 1936). В ситуациях переживания страха или плохого обращения люди пытаются овладеть своим страхом и страданием, перенимая качества мучителей. “Я не беспомощная жертва; я сам наношу удары и я могущественен.”

Такой механизм  особенно ярко проявляет себя при характерологических предрасположенностях к садизму, эксплозивности  и тому, что часто называют импульсивностью.

Интроекция  также может приводить к патологии, связанной с горем и его отношением к депрессии (Фрейд, 1917). Когда кого-то мы любим или глубоко к кому-то привязаны, мы интроецируем этого человека, (“Я сын Тома, муж Мэри, отец Сью, друг Дана” и так далее). Если человек, образ которого мы интернализовали, умер, разлучен с нами или отвержен, мы чувствуем не только, что окружающий нас мир  стал беднее, но также что мы сами как-то уменьшились, какая-то часть нашего собственного “Я” умерла.

Людей, систематически использующих интроекцию для уменьшения тревоги и сохранения целостности собственного “Я” путем удержания психологических связей с неудовлетворительными объектами ранних лет жизни, можно со всем основанием рассматривать как характерологически депрессивных  (человек не в состоянии с течением времени внутренне отделиться от любимого существа, образ которого им интроецирован, и не может эмоционально переключиться на других людей, он продолжает чувствовать себя “уменьшенным”, недостойным, истощенным и потерянным).

При проективной идентификации не только пациент воспринимает терапевта искаженным образом, обусловленным ранними объектными отношениями пациента: кроме этого, на терапевта оказывается давление, чтобы он тоже переживал себя в соответствии с бессознательной фантазией пациента.(Мелани Кляйн, 1946).

Защита 6.

 

 

6.Расщепление Эго

Splitting of the Ego

Истоки расщепления находятся в довербальном периоде, когда младенец еще не может отдавать себе отчет в том, что заботящиеся о нем люди обладают и хорошими, и плохими качествами, и с ними связаны как хорошие, так и плохие переживания.

В повседневной жизни взрослого расщепление остается мощным и привлекательным средством осмысления сложных переживаний, особенно если они являются неясными или угрожающими. Политологи могут подтвердить, насколько импонирует любой неблагополучной группе идея поиска конкретного злодея, против которого ее “хорошие” члены должны бороться.

Механизмы расщепления могут быть очень эффективны в своей защитной функции уменьшения тревоги и поддержания самооценки.

Читайте также примеры механизма расщепления

Защита 7.

7.Соматизация

Somatization -англ.

Когда родители не могут помочь маленьким детям выразить собственные чувства словами, дети склонны выражать их посредством обедненных телесных состояний (болезней).

Соматизация -процесс, в котором эмоциональные состояния получают физическое выражение.

Стрессовый ответ «дерись-замри-беги» крепко зашит в нашем мозге. Покраснение лица -автоматический аспект реакции стыда. Постепенное овладение языком для описания переживаний — часть процесса взросления.

Защита 8.

 

8.Отыгрывание вовне (защитное отреагирование).

Acting Out (Defensive Enactment)

Выражение “отреагирование” появилось при описании действий пациентов вне офиса, когда их поведение реализовывало чувства, направленные на аналитика, но которые пациент боялся испытывать или допустить в сознание, особенно в присутствии аналитика (Фрейд, 1914).

Позже термин “отреагирование вовне” стали использовать в основном для описания поведения, обусловленного бессознательной потребностью справиться с тревогой, ассоциированной с внутренне запрещенными чувствами и желаниями, а также с навязчивыми страхами, фантазиями и воспоминаниями. Проигрывая  пугающий сценарий, пациент, бессознательно испытывающий страх, оборачивает пассивное в активное, превращает чувство беспомощности и уязвимости в действенный опыт и силу, независимо от того, насколько болезненна драма, которую он разыгрывает.

Защита 9.

9.Сексуализация

Sexualization (Instinctualization)

Этот механизм представлен отдельно, (хотя иногда имеет природу отреагирования), в связи с тем, что сексуализация возможна без отреагирования вовне (процесс, который более точно можно было бы назвать эротизацией ).

 

Защита 10.

10.Диссоциация

Extreme Dissociation

Описанные выше процессы это нормальные способы функционирования, которые становятся проблемными, только если человек остается в них слишком долго или исключает другие пути взаимодействия с реальностью.

Диссоциация отличается следующим: любой из нас, столкнувшись с катастрофой, большей, чем способен вынести (особенно если она связана с непереносимой болью или ужасом) может диссоциировать.

Диссоциация — механизм психологической защитысостоящий в том, что человек обретает способность воспринимать происходящее с ним так, будто оно происходит не с ним, а с кем-то посторонним. Таким образом диссоциируется (отделяется) личность и неприятные ощущения, которые переживает человек.

Человек, с которым произошло непереносимое несчастье, в любом возрасте может диссоциировать; маленькие дети, неоднократно подвергавшиеся ужасному абьюзу, могут научиться диссоциации как привычной реакции на стресс. В этом случае, если дети выживают и становятся взрослыми, они могут быть диагностированы как страдающие от характерологического диссоциативного расстройства и названы множественной личностью .

Травмированные люди склонны реагировать на обычный стресс как на опасность для жизни, немедленно впадая в амнезию или становясь совершенно другими – ко всеобщему смятению.

Все виды психологических защит и механизмы прерывания контакта: таблица.

Постоянная ссылка на это сообщение: http://www.zagorskaya.info/zashiti_perv/

Яндекс.Метрика