Описание типа Гюго ESFJ. Соционика

Гюго — Всеобщий доверенный друг

Гюго ESFJ склонны помогать людям реальными, практическими методами — прямыми действиями и сотрудничеством. Им свойственны ответственность, дружелюбие, чуткость.

Поскольку ESFJ придают столь большое значение человеческим отношениям, они обычно популярны, обаятельны, разговорчивы, готовы радовать других. Они нуждаются в ровных отношениях и прилагают массу усилий к тому, чтобы их отношения с окружающими были именно такими.

Часто они анализируют объект своего восхищения. ESFJ хотят, чтобы их и их заслуги ценились, и потому они чувствительны к безразличию или критике. Они, как правило, решительны, высказывают резкие замечания. Им по душе, когда проблемы улажены.

ESFJ, реалисты и практики, бывают деловиты и организованны. Они внимательны, хорошо помнят важные факты и детали, любят, когда и другие учитывают факты. Их планы и мнения основываются на личном опыте или на опыте тех, кому они доверяют. ESFJ внимательны к окружающему их материальному миру и вовлечены в него. Им нравится быть активными и добиваться результатов.

Традиционалисты, ESFJ добросовестны, верны своему чувству долга и принятым обязательствам. Они — душа сложившихся общественных институтов; стремятся к активной деятельности в различных комитетах и организациях. Они придают значение социальным связям и стараются их укреплять. Они нередко сворачивают со своего пути, чтобы прийти к кому-нибудь на помощь, сделать что-то приятное. Они особенно отзывчивы в дни несчастий или торжеств.

Возможные белые пятна

Поскольку для ESFJ столь важна гармония отношений, они уходят от конфликтов и избегают прямого подхода к проблемам. Иногда они придают чрезмерное значение мнениям и чувствам тех, к кому хорошо относятся. В трудные времена они бывают слепы в отношении реальных фактов. ESFJ следует научиться прямо и честно подходить к конфликтным ситуациям и верить, что врожденная чуткость к чувствам других людей даже в самых сложных ситуациях удержит их от бестактности.

ESFJ случается игнорировать собственные интересы из-за желания помочь принести радость другим. Им нелегко ответить отказом или попросить об услуге из-за страха оскорбить или огорчить человека. Они с трудом прибегают к критике, а также тяжело воспринимают конструктивную критику из-за того, что все принимают слишком близко к сердцу. Они мрачнеют и впадают в пессимизм, когда не находят способов изменить свою жизнь. ESFJ могут найти свежий взгляд, если сумеют отрешиться от своих проблем и приобретут объективность.

Стараясь помогать другим, ESFJ иногда высказывают свои мнения настолько категорично, что кажется, будто они оказывают давление. Было бы лучше, если бы они прежде убедились, что их помощь или советы действительно нужны.

Порой ESFJ принимают решения чересчур поспешно, не успев принять во внимание неочевидные факты и не рассчитав последствия своих действий. Они неохотно ищут новые или альтернативные пути, из-за чего могут казаться негибкими. Они имели бы лучшую информационную базу и принимали бы лучшие решения, если бы не торопились с суждениями и были бы открыты для новаторских подходов.

Из книги «Делай то, ради чего рожден»

Стиль жизни ESFJ точно описывает понятие «великодушие» (то же можно сказать и о его стиле руководства). ESFJ способен добиться целесообразности и благожелательности в любой ситуации, где это требуется, начиная урегулированием конфликта между сотрудниками и заканчивая организацией рождественской корпоративной вечеринки. Подобное свойство может быть как достоинством, так и недостатком. Оно является достоинством тогда, когда ESFJ мотивирует и воодушевляет своих сотрудников к достижению цели, делая рабочую атмосферу довольно приятной, хотя и несколько формальной. И оно же является недостатком, если ESFJ будет позволять окружающим постоянно злоупотреблять его великодушием.

Представители этого типа оживлённы и общительны (экстраверсия); эти качества особенно отчётливо отражаются в их внимании и интересе к фактам и подробностям их деловой и личной жизни (сенсорика). Все это происходит с сильным креном в межличностное общение, где обнаруживается склонность ESFJ хвалить и иным образом воодушевлять окружающих (этика). Фоном для этого служит его упорядоченный и размеренный образ жизни (рациональность). Именно менеджер-ESFJ будет помнить полные имена и дни рождения своих сотрудников и поддерживать их милыми пустячками на протяжении рабочего дня. Те, кто работает под его началом, как правило, знают, что ESFJ ценит в их работе и какие задачи они выполнили хорошо. Однако знают они и то, какие допустили ошибки. Покровительственная оценка или даже осуждение ESFJ всегда очевидны, даже если он не произносит ни слова.

Стиль руководства ESFJ можно назвать «стилем Санта-Клауса»: они обычно ведут тщательно проверяемые списки (пусть даже мысленные), отмечая там, кто ведёт себя хорошо, а кто – плохо. Общую оценку менеджер-ESFJ даёт лично, считая это своей обязанностью. Хорошая работа незамедлительно будет отмечена поощрением, а задание, выполняемое плохо или с прохладцей, навлечёт на сотрудника осуждающий и обвиняющий взгляд руководителя-ESFJ.

Представители этого типа часто сталкиваются с полоролевыми проблемами, хотя и в довольно неожиданных аспектах. Во-первых, отыскать женщину-ESFJ где-нибудь выше уровня руководителя среднего звена практически невозможно. ESFJ действует, опираясь на традиции и формальности, а в соответствии с этими традициями осуществление высшего руководства считается «мужской работой». Подобные традиции настолько сильны, что им следуют и сами женщины-ESFJ, которые могут отказываться от повышений, предпочитая видеть на высоком посту мужчину. В тех областях, где представительницы данного типа личности преобладают – преподавание, медицинский уход, недвижимость, торговля, – они все так же часто отказываются от повышений на руководящие должности в пользу мужчин. Подобный отказ, который для женщины другого типа мог бы превратиться в трагедию, чудесно вписывается в систему представлений, ценностей и традиций женщины-ESFJ.

Что касается мужчин-ESFJ, то их проблемы совершенно иного рода. Их традиционализм велит им состязаться с другими и добиваться самых высоких должностей. В результате их можно встретить на всех уровнях руководства, а в высших эшелонах власти они благодаря своему соревновательному пылу могут даже казаться сверхмужественными в среде остальных мужчин. В присутствии женщин мужчина-ESFJ, напротив, предпочитает вести себя «строго в рамках правил», избегая неподобающей лексики и неуместных поступков. Подобное поведение даётся им легко и непринуждённо, что делает их вполне приемлемыми для широкого спектра типов.

Но тот, кто видел мужчину-Гюго в обеих ипостасях, может заключить, что тот двуличен – даже фальшив – и недостоин доверия: ещё минуту назад он был по-мужски грубоват и пил с товарищами пиво, а сейчас он учтиво и галантно общается с дамами. Однако это ложное предположение, и если бы сам ESFJ узнал о нем, то был бы жестоко им уязвлён, поскольку он считает себя образцово цельной личностью. Поэтому мужчине, относящемуся к типу ESFJ, очень важно знать о такой возможности и делать все, чтобы предотвратить подобные оценки. Окружающие же должны уяснить для себя, что подобное поведение объясняется расхождением между его сенсорно-рациональным традиционализмом и экстравертно-этической потребностью поддерживать каждого из окружающих сообразно его особенностям. Несмотря на то, что примирение этих противодействующих тенденций кажется невозможным, в глазах самого ESFJ они вполне уживаются друг с другом. Более того, он считает индивидуальный подход к каждому человеку серьёзной обязанностью эффективного руководителя.

Достоинства ESFJ многочисленны и разнообразны. Это пунктуальные, аккуратные, ответственные люди, отличающиеся высокой работоспособностью и крайней внимательностью к тем, кто их окружает. Они могут в кратчайшие сроки превратиться в «память коллектива» и обычно добиваются благополучного равновесия между решением управленческих задач (обеспечение процесса работы) и производственных задач (получение результата работы). Благодаря этому умению ESFJ сочетать одно с другим, их сотрудники могут считать их дружелюбными людьми, которые умеют мотивировать других. ESFJ знает, когда надо нажать на персонал, когда надо спасать положение и быть твёрдым, а когда – дать им волю и непринуждённо общаться. В стиле руководства ESFJ глубоко укоренились чувство долга и преданность, а также этически окрашенная верность своей организации. Согласно этим своим качествам они живут и работают, требуя того же от окружающих. Временами подобная преданность может превратить ESFJ в глазах окружающих в раба своей компании. Сам же ESFJ не увидит в такой характеристике ничего плохого и будет только удивляться тому, почему такое отношение к делу свойственно не всем.

Несмотря на то, что все подобные качества достойны одобрения, они же могут стать для представителей этого типа источником серьёзных проблем. Например, окружающие могут постоянно проверять, действительно ли у ESFJ такой добрый нрав, как кажется. Когда же ESFJ оказывается «прижатым к стенке», он чаще уступает, чем отстаивает свою позицию. Подобное для ESFJ вдвойне опасно: он не только позволяет сотрудникам садиться себе на шею, но и накапливает в себе не нашедший выхода гнев, который может выплеснуть затем на друзей или близких. И в том и в другом случае, речь идёт о проблеме, которую ESFJ должен решить у себя на работе. Более того, стремление ESFJ к целесообразности, доведённое до крайности, может придать ему вид консерватора, который глух к новым идеям. И именно ESFJ, когда его загоняют в угол, больше, чем кто-либо другой, склонён воздействовать на коллег, апеллируя к чувствам стыда и вины («И это после всего, что я для вас сделал!»), что не только неприлично, но и неуместно, особенно на работе.

Склонность ESFJ избегать конфликта является, вероятно, ещё более серьёзным недостатком. Они предпочтут вовсе не признавать нечто негативное, чем открыто взглянуть на это. Едва начнут назревать разногласия, как ESFJ обнаружит особенную склонность к «страусиной политике». Когда же она завершится провалом, ESFJ постарается увлечь окружающих на чашку кофе (обед или кружку пива) и посадить их за общий стол со словами: «Ну же, ведь мы все – друзья; все в порядке, что уж такого стряслось?» Простое повышение голоса в жарком споре или обычное несогласие ESFJ может истолковать как невероятную озлобленность, грозящую подорвать личные отношения и производительность труда. Подобные реакции обычно оставляют представителей этого типа в состоянии, среднем между травматическим шоком и почти полной неспособностью к действию. Они могут терять контроль над ситуацией и убеждать себя в подобной неспособности даже в результате внешне безобидных дискуссий, сопровождающих продвижение коллектива к своим целям. Подобное может быть для ESFJ достаточно тяжёлым переживанием.

ESFJ должен осознать, что конфликты и разногласия – неотъемлемая часть повседневной работы и что его станут куда больше уважать, если он будет отстаивать своё мнение до конца, вместо того чтобы переходить на точку зрения оппонента ради гармонии в коллективе. ESFJ должны постоянно напоминать себе о том, что конфликт и дисгармония в конечном итоге могут привести коллектив к более высокой производительности, развивая его творческие возможности. И, что важнее всего, в таких случаях им следует напоминать себе о том, что разлады необязательно бросят на них тень и что поиск решения будет куда полезнее для всех участников конфликта.

Представители этого типа личности, принимая во внимание их ответственность и заботливость, могут испытывать стресс по причине того, что окружающие откажутся следовать в жизни всему тому, что сами ESFJ считают уместным и ответственным. Если же некто влиятельный посоветует ESFJ не беспокоиться по поводу таких вещей, то это «не беспокоиться» станет для него очередным предметом для беспокойства. Вместо этого ESFJ будет лучше обсудить ситуацию с другими: ESFJ в стрессовом состоянии особенно нуждается в поддержке, ободрении и общении с людьми, даже когда он склонён отвергать такую поддержку или чувствовать, что недостоин её. Тяжёлый труд или даже работа, нужная лишь затем, чтобы чем-то себя занять, гораздо лучше, чем одинокие размышления, окрашенные в самые чёрные тона. Можно предположить, что такая техника борьбы со стрессом, как направление энергии стресса в русло какого-нибудь полезного занятия с ощутимыми результатами и положительным подкреплением со стороны окружающих, окажется для представителей этого типа не хуже любой другой антистрессовой методики.

Среди областей, где ESFJ добиваются успеха, можно назвать сферу социальных услуг (например, здравоохранение и социальное обеспечение), торговлю (в особенности недвижимостью), управление школами и религиозную деятельность. Каждое из этих призваний позволит ESFJ максимально развить их достоинства: общительность, умение обращаться с людьми, организованность, погруженность в потребности окружающих. К тому же в силу того, что представители типа ESFJ чаще, чем кто-либо другой, выбирают карьеру на основе впитанных ими в детстве ролевых моделей, они могут преуспевать – и преуспевают – в тех областях, которые обычно считаются для них неподходящими, включая бухгалтерский учёт, юриспруденцию и инженерные специальности.

– Вклад в работу организации:  esfj создаёт в коллективе гармоничную атмосферу, которая способствует как личным достижениям, так и выполнению поставленных задач.

– Путь к профессиональному росту:  esfj должен учиться принимать индивидуальные различия, позволять им проявляться и понимать, что конфликт необязательно причиняет ущерб.

– Лидерские качества:  руководитель-esfj, вдохновляющий и великодушный, постоянно, хотя и ненавязчиво, стимулирует коллектив к выполнению стоящих перед ним задач.

– Отношение к командной работе:  команда – полезный инструмент для работы, могущий быть эффективным, однако места спорам и разногласиям в ней быть не должно.

Из книги «Типы людей и бизнес»

Постоянная ссылка на это сообщение: http://www.zagorskaya.info/opisanie-esfj/

Яндекс.Метрика