Рик Джойнер: 3 типа руководства через призму трагедии Титаника

Трагедия «Титаника» явила поразительное откровение о трех типах руководства, которые сегодня можно увидеть в мире.  

Капитан Титаника

Первый тип мы можем видеть в капитане Смите и команде «Титаника». Эти люди были наилучшими работниками в британском коммерческом флоте. Вероятно, что не было более умного, опытного обученного морского капитана в империи, чем Смит. Добавьте к этому всему запись о нем: «Ни одного несчастного случая на море», и у нас есть то, что кажется непотопляемой командой на непотопляемом судне. На самом деле эти характеристики, вероятно, были главными факторами, способствовавшими гибели этого судна. Все это породило гордость, которая порождает беспечность, что рано или поздно приводит к трагедии.

Команда «Титаника» никогда не проходила надлежащего обучения в работе со шлюпками. У них не было плана как, соблюдая порядок, препроводить пассажиров к шлюпкам; команда даже не знала, как опускать их на воду. Все пришлось изучать в то время, когда корабль тонул под их ногами. Очевидно, что все это способствовало еще большим человеческим жертвам. Многие шлюпки опускались заполненными лишь частично, одна — только с двенадцатью человеками на борту, в то время как сотни людей удерживались командой под палубами. События той роковой ночи целый корабль застигли врасплох, и они дорого за это заплатили.

Александр Солженицын сказал: «Не сама ли биология учит нас, что постоянное благополучие не является полезным для всего живого?» Постоянное благополучие может открыть двери самому опасному врагу — самодовольству. Что еще может объяснить тот факт, что команда «Титаника» получила 6 предупреждений о том, что у них прямо по курсу находятся айсберги, однако корабль даже не замедлил ход?

Были еще два других корабля, которые сыграли значительную роль в драме крушения «Титаника»: «Калифорниец» и «Карпатия». Капитаны этих кораблей составляют замечательную параллель двум другим основным типам руководства, существующим сегодня.

Капитан Калифорнийца

У «Калифорнийца» капитаном был человек, который очевидно научился чему-то из своих успехов и неудач. Он был сдержанным и осмотрительным, слишком уж осмотрительным. Реалии жизни могут заставить действовать нас таким образом, когда мы боимся потерпеть неудачу, и эта боязнь сеет в нас постоянную нерешительность. Чрезмерная осмотрительность так же убийственна, как и чрезмерная уверенность. Это было доказано в случае с «Титаником». Когда капитан судна «Калифорниец» Лорд услышал об айсбергах на своем пути, он замедлил ход. Когда он увидел льдины, то приказал остановить судно, а затем стал ждать рассвета. Его радист начал предупреждать другие суда в зоне опасности. В 7-30 вечера его предупреждение было принято «Титаником».

Северная часть Атлантического океана, которая обычно штормит, была невероятно спокойна в ту ночь. Не один офицер заметил, что они никогда еще не видели океан в таком спокойном состоянии. Старший помощник «Титаника» Лайтоллер высказал это на допросе, когда заявил: «Все было против нас». Это спокойствие, должно быть, овладело командой «Калифорнийца». Ее вахтенный на мостике увидел приближающийся «Титаник» в нескольких милях от них; затем он увидел, как судно намертво остановилось в водах. Сначала они, вероятно, подумали, что корабль принимает те же меры предосторожности от льдин, что и «Калифорниец». Затем с борта «Титаника» через каждые несколько минут стали стрелять сигнальными ракетами в воздух, что на море всегда является сигналом бедствия. Они же дали этому рациональное объяснение, сославшись на то, что это, должно быть, сигнал, предназначающийся для корабля другой компании, который они не видели. Они даже не позаботились о том, чтобы разбудить радиста, и посмотреть, сможет ли он связаться с судном. Затем они увидели, как судно исчезает, говоря другу друг, что судно ушло прочь, тогда как, на самом деле, оно уходило под воду. Если бы «Калифорниец» ответил на первый сигнал о бедствии, то он смог бы спасти всех погибших людей.

Капитан Карпатии

Третьим кораблем в роковой трагедии той ночи было судно «Карпатия», капитаном которой был Артур Рострон. Он был известен своей большой решительностью и способностью вдохновлять своих подчиненных. В 12:35 утра радист «Карпатии» ворвался в его каюту отрапортовать, что «Титаник» наткнулся на айсберг. Рострон отреагировал в своем стиле; он моментально приказал развернуться и дать полный вперед, уже потом спрашивая радиста, уверен ли тот в точности своего рапорта. Это поразительный контраст тому, что сделали на «Калифорнийце».

Рострон все продумал и позаботился о каждой подробности. Он распорядился, чтобы английский врач работал в столовой первого класса, итальянский врач — в столовой второго класса, венгерский — в столовой третьего класса, используя полностью все оборудование и снабжение, необходимое для больных и раненых. Он поставил своих помощников в разные проходы (между рядами), приказывая им записывать имена всех оставшихся в живых, чтобы передать их по радио. Они приготовили ремни и сиденья для раненых. По бокам судна были закреплены беседочные узлы вместе со шлюпочными тросами, а также специальные узлы для подъема людей на стульях. Все двери проходов между рядами были открыты. Затем назначил особых помощников, чтобы они заботились о его тогдашних пассажирах. Все свободные руки были заняты приготовлением кофе, супа и провизии. После этого все офицерские кубрики, комнаты для курения, библиотеки и т. д. капитан использовал как жилые каюты для оставшихся в живых после бедствия. К пассажирам были посланы служащие, чтобы заверить их и объяснить им причину такой деятельности, и чтобы те были спокойны.

Затем Рострон стал решать наиглавнейшую проблему — как избежать столкновения с айсбергами. На полном ходу он шел в ту же зону, которая остановила «Титаник». Этот отважный человек не мог и помыслить о снижении скорости, однако он принял все меры, чтобы уменьшить риск для своего судна и пассажиров. Он добавил одного человека на наблюдательный пост, еще двоих поставил на нос, по одному на правое и левое крыло мостика, и сам стал вместе с ними.

В 2:45 утра они увидели первый айсберг. Они обошли его вокруг и продолжали идти дальше. На протяжении следующего часа они увернулись от пяти других. В 4:00 утра они достигли последнего положения, которое занимал «Титаник», и начали подбирать спасательные шлюпки. Когда поднялось солнце, перед их глазами предстала немыслимая картина: повсюду до самого горизонта виднелось множество айсбергов. Несмотря на все предпринятые командой меры предосторожности, «Карпатия» обошла большое количество айсбергов, даже не заметив их. Никто, кроме их капитана, не мог понять, как им удалось их все миновать.

Трудное спасение оставшихся в живых было совершено в таком порядке и дисциплинированно, что все люди были спокойны. Пассажирам «Карпатии» передался дух самопожертвования ее команды. Пассажиры первого класса отдали свои каюты потерпевшим бедствие, другие делали все, что могли. Той ночью, которая была одной из мрачнейших ночей, когда-либо случавшихся в верхних морях, капитан «Карпатии», ее команда и пассажиры выстояли подобно ярким светильникам храбрости и героизма.

Читайте также:

Яндекс.Метрика